«Кровавая помещица»: почему Салтычиха так и не созналась в преступлениях

«Кровавая помещица»: почему Салтычиха так и не созналась в преступлениях

Кровавая помещица Дарья Салтыкова в середине XVIII века изощрённо замучившая до смерти 138 своих крепостных крестьян, хоть и была осуждена судом за жуткие деяния, тем не менее до конца жизни так и не созналась в преступлениях.

Широко улыбаясь на допросах, она беззаботно отвечала дознавателям, что «вины за собой не знает и оговаривать себя не будет».

Ранее вдовство

До скоропостижной смерти супруга – Глеба Салтыкова, случившейся вследствие простуды, в характере Дарьи Николаевной никто не замечал агрессии. Выйдя замуж в 19 лет, она одного за другим родила двух сыновей, оставляя их на попечении многочисленных нянечек, частенько посещала светские мероприятия, активно занималась благотворительностью и даже совершала длительные церковные паломничества.

О нравах, царивших в её семье, известно немного. Одни историки утверждают, что все 7 лет брака безмерно набожная барыня Салтыкова жила с мужем, как за каменной стеной, иные полагают, что Глеб бессовестно изменял ей. Как бы то ни было, но в планы Дарьи вряд ли входило становиться вдовой в 26 лет, и она полгода весьма тяжело переживала потерю супруга.

Спустя означенное время Салтыкова постепенно свыклась со случившейся трагедией, вернулась к исполнению своих обязанностей, вот только горе наложило непоправимый отпечаток на её психическом здоровье: прежде степенная и уравновешенная, способная лишь на редкие вспышки гнева, она всё чаще стала проявлять к крестьянам необоснованную агрессию.

Эпилептоидная психопатия

По мнению современных психологов, поведение Дарьи Салтыковой свидетельствовало о развитии у неё эпилептоидной психопатии, характеризующейся повышенной конфликтностью, раздражительностью, приступами немотивированной агрессии, злопамятством, резкой сменой настроения.

Причина появления болезни, скорее всего, скрывалась в её нежелании коротать остаток жизни в одиночестве. Наблюдая, как дворовые девицы без труда находят себе женихов, выходят замуж и наслаждаются семейной жизнью, Дарья впадала в бешенство и в неконтролируемом припадке начинала калечить бесправных крестьянок.

Определённое затишье наступило в её Троицком поместье в период, когда она воспылала страстью к молодому инженеру Николаю Андреевичу Тютчеву, к слову дедушке известного поэта Фёдора Тютчева.

Длившийся почти два года роман, по мнению Салтыковой должен был увенчаться свадьбой, что собственно и произошло, только в качестве невесты Николай избрал не её, а соседскую барышню Пелагею Панютину.

Данное обстоятельство усугубило психическое расстройство Дарьи, сначала она было направила всю свою негативную энергию на попытки истребить ненавистную ей чету Тютчевых, организовав два неудавшихся покушения, а затем перенесла свою месть на красивых крестьянок из собственного поместья.

Систематически терроризировавшая дворню барыня в общей сложности лишила жизни, по меньшей мере, 139 человек, из которых лишь двое были мужчинами.

Взятки и связи

Превратившись в изощрённую садистку и кровожадную душегубицу Дарья, которую за спиной стали называть Салтычихой, получала удовольствие, наблюдая, как мучаются её жертвы.

В качестве орудия убийства она могла использовать все, что попадалось под руку: скалки, раскалённые утюги, горячие щипцы, батоги, плеть, лучину, кипяток, ледяную воду, но чаще всего она бесчинствовала при помощи полена. Она не только забивала невинных девушек, но и обливала их водой на морозе, поджигала, прижигала, вырывала им волосы и ногти, заживо закапывала их в землю.

С 1756 по 1762 годы крепостные Салтыковой 21 раз подавали на неё жалобы о  зверском отношении, но каждый раз ей удавалось выйти сухой из воды.

Пользуясь своим статусом в обществе, положительной репутацией, имиджем щедрого благотворителя, она, благодаря взяткам и связям, всякий раз избегала заслуженного наказания.

Каждый раз соответствующие органы не находили оснований для возбуждения уголовного дела в отношении злой помещицы, зато жалобщиков, как клеветников, они без суда и следствия, отправляли на каторгу.

Уверенная в своей безнаказанности Салтыкова продолжала кровавые игрища, пока по случайному стечению обстоятельств двум её холопам — Ермолаю Ильину и Савелию Мартынову не удалось донести о терроре хозяйки самой императрице Екатерине II.

Неожиданный исход

Приняв к сведению ужасающие факты, правительница Российской империи распорядилась тщательнейшим образом расследовать кровавые бесчинства, творившиеся в поместье Троицкое.

Убеждённая, что и на этот раз ей всё сойдёт с рук, Салтыкова в период следствия, длившегося аж 6 лет, продолжала подкупать юристов и давать взятки приближённым к этому делу. Кроме того, появляясь на светских раутах, она жаловалась на свою несправедливую судьбу и постоянно повторяла, что судить её не за что, поскольку крепостные – это не люди, а значит, их убийство не есть преступление.

Однако она ошиблась. Императрица, взявшая под собственный контроль это дело, велела дознавателям довести его до конца, и ни один высокопоставленный покровитель Дарьи уже не мог ей помочь.

В процессе следствия к Дарье Николаевне был приставлен Дмитрий Васильев — священник московской церкви Николая Чудотворца, который должен был уговорить барыню добровольно сознаться в своих противоправных деяниях. Целый месяц он проводил религиозные беседы, но кровавая помещица так и не сделала чистосердечного признания.

В результате суд вынес Салтыковой самый суровый приговор — смертная казнь, а Екатерина II своим указом помиловала садистку-убийцу, заменив казнь пожизненным заточением в подземной камере московского Ивановского женского монастыря без права общаться с внешним миром.

Но прежде чем направить Дарью Николаевну к месту отбывания наказания, её лишили дворянского титула, права носить фамилию отца и мужа, а также наделили прозвищем «урод рода человеческого» и стали именовать местоимением «оно».

Кроме того, ей предстояло взойти на установленный на Красной площади эшафот, и час простоять на нём с табличкой «мучительница и душегубица», будучи привязанной к позорному столбу.

Роковая арестантка

В общей сложности Салтыкова просидела в тюрьме 33 года, где и умерла на 71 году жизни. 11 лет заключения она провела в лишённой источника света камере, а остальные 22 года отсидела в пристройке монастыря, имевшей крошечное окошко. Через него проходившие мимо люди могли смотреть на бесчеловечную злодейку, которая при каждой возможности оплёвывала визитёров.

Лишь один человек не вызывал у неё негативных чувств – приставленный к дверям каморки тюремщик, с которым она исхитрилась завести романтические отношения, приведшие к рождению их общего ребёнка.

И всё же, несмотря на все её кровавые бесчинства, Дарья Салтыкова после смерти была отпета и погребена согласно канонам православной веры на кладбище Донского монастыря, где уже обрели последний покой все её родственники, в том числе сыновья от законного брака.

Источник
Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий