«Штрафбаты» ОШСБ: куда попадали вырвавшиеся из плена офицеры РККА

«Штрафбаты» ОШСБ: куда попадали вырвавшиеся из плена офицеры РККА

Во время Великой Отечественной войны советские офицеры, побывавшие в плену у немцев и вернувшиеся к своим, не вызывали доверия командования. В прежние части путь им был заказан. С 1943 года такие лица стали попадать в отдельные штурмовые стрелковые батальоны (ОШСБ). Несмотря на то, что формально бывшие пленные ничем не провинились, историки расценивают ОШСБ как особую разновидность штрафбатов.

«Докажите преданность Родине»

Уже в конце первого года войны Сталин определил порядок обращения с солдатами и офицерами РККА, побывавшими в плену или в окружении противника. Такие военнослужащие, как полагали в Кремле, вполне могли оказаться завербованными. Поэтому вышедшее 27 декабря 1941 года постановление ГКО предписывало подвергать освободившихся пленных фильтрации (проверке). Она проводилась в спецлагерях и армейских сборно-пересыльных пунктах силами контрразведки СМЕРШ.

1 августа 1943 года нарком обороны Сталин издал приказ №ОРГ/2/1348 «О формировании отдельных штурмовых стрелковых батальонов». Документ определял судьбу командно-начальствующего состава, длительное время находившегося на территории, оккупированной противником. По мнению главнокомандующего, офицеры обязаны были принять участие в партизанской войне. Тем же, кто этого не сделал, приказ предоставлял возможность «с оружием в руках доказать свою преданность Родине». Сталин распорядился к 25 августа выпустить из лагерей НКВД всех представителей командно-начальствующего состава и сформировать из них четыре отдельных штурмовых стрелковых батальона. 1-й и 2-й ОШСБ формировались в Московском военном округе, 3-й – в Приволжском ВО, а 4-й – в Сталинградском ВО. Каждый ОШСБ должен был насчитывать 927 человек.
«Батальоны предназначаются для использования на наиболее активных участках фронта», – подчёркивалось в приказе.

Фактически бывших пленных сделали «штрафниками», хотя они не были осуждены трибуналом или официально лишены «звездочек на погонах». Бойцы ОШСБ имели уникальные записи в личных книжках: «красноармеец-майор» или «красноармеец-лейтенант». Их семьи при этом сохраняли права офицерских семей. В отличие от штрафбатов, как отмечает писатель Игорь Пыхалов, в штурмовых батальонах должности среднего начсостава занимали сами «штурмовики», а не постоянный состав.

Число штурмовых батальонов не ограничилось четырьмя. Известно о 29 ОШСБ (их перечень составил любитель военной истории Анатолий Фёдоров). В период с 1 августа 1943 по март 1944 года из спецлагерей в штурмовые батальоны было направлено 8255 человек. К осени 1944 года эта цифра достигла 18382 человек, из них 2219 рядовых и сержантов и 16163 офицера (цифры приводятся по коллективной монографии «Штрафбаты по обе стороны фронта»). Кандидат исторических наук Артём Латышев пишет, что всего за годы войны в ОШСБ попало 29 тысяч офицеров.

Примечательно, что в ОШСБ направлялось 36% офицеров, подвергшихся спецпроверке, в то время как рядовые и сержанты гораздо чаще возвращались в Красную Армию.

С высоты сегодняшнего дня многие решения властей кажутся несправедливыми. Например, в книге Вячеслава Звягинцева «Война на весах Фемиды» названо имя защитника Брестской крепости, старшего лейтенанта Алексея Мамчика, прошедшего через плен, а затем через 13-й ОШСБ: В 15-м ОШСБ довелось повоевать организатору успешного восстания в немецком концлагере Собибор офицеру Александру Печерскому.

Обычный срок пребывания в ОШСБ составлял два месяца. Если во время боёв офицер получал орден или ранение, он покидал батальон досрочно. После этого, как отмечается в книге «Военные кадры Советского государства в Великой Отечественной войне», бывшие пленные «восстанавливались в воинских званиях и назначались на штатные должности». Соответственно, большинство ОШСБ существовало недолго – в среднем от двух до нескольких месяцев. Дольше всех воевал 5-й ОШСБ – 392 дня (с 5 сентября 1943 года по 30 октября 1944 года). Быстрее всего был расформирован 9-й ОШСБ – через 34 дня. Чуть дольше существовали 6-й и 21-й ОШСБ – по 36 дней.

«Советские камикадзе» в боях за Отечество

В целом об ОШСБ историки знают немного. После войны эта тема была «неудобна» – получалось, что военнопленных заставили рисковать жизнью «из-под палки». Штурмовые батальоны никак не освещались в мемуарах военачальников. Сами выжившие «штурмовики» возвращались к статусу «обычных» фронтовиков, и о своём пребывании в ОШСБ помалкивали. Первые свидетельства от очевидцев появились в эпоху Перестройки, новые интервью ветеранов ОШСБ были записаны в 2000-х годах.

Фактически Родина поставила вырвавшихся из плена офицеров перед альтернативой: «Или соверши подвиг, или погибни!»

Так насколько же эффективно воевали штурмовые батальоны? Артём Латышев в статье «Забытые участники войны: перспективы изучения отдельных штурмовых офицерских батальонов» даёт им более высокую оценку по сравнению со «штрафниками»:
«Слово «штурмовой» подразумевало и лучшую подготовку бойцов, и решение более сложных задач», – отмечает историк.

Исследователь Фёдор Сетин, который в конце 1980-х годов получил 15 писем от ветеранов, прошедших через 5-й ОШСБ, сравнивал штурмовые батальоны с «победитовыми сверлами для сверления бетонных стен». Они прорывались там, где «буксовали» целые дивизии, что делало их похожими на японских камикадзе.

Судя по всему, некоторые ОШСБ на опаснейших участках фронта погибали почти в полном составе. Например, в одном только 13-м ОШСБ 555 человек были представлены к наградам, но до конца боёв дожили лишь 64 военнослужащих.
Открытые источники, такие, как база данных «Подвиг народа», позволяют назвать немало конкретных операций, в которых были задействованы «штурмовики». Это, например, освобождение города Рудня в Смоленской области. В конце сентября 1943 года город был взят при участии 1-го ОШСБ. Вот как описаны эти события в наградном листе старшего лейтенанта Алексея Дятлова, который получил Орден Отечественной войны II степени: «Рота товарища Дятлова первой ворвалась на окраину города, в уличных боях уничтожила 70 немецких солдат и офицеров, а к исходу дня рота овладела железнодорожной станцией». Позже, при освобождении соседнего белорусского города Лиозно те же бойцы Дятлова вновь первыми овладели окраиной, уничтожив 30 гитлеровцев и захватив одного пленного.

Зачастую бумаги ОШСБ после их расформирования уничтожались. А в журналах военных частей, в оперативном подчинении которых находились «штурмовики», их подвиги приписывались другим подразделениям. Поэтому реконструкция боевого пути отдельных штрафных стрелковых батальонов ещё впереди – это актуальная тема для профессиональных историков.

Источник
Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий