Казнь Фанни Каплан: что в ней было необычного

Казнь Фанни Каплан: что в ней было необычного

Террористка-эсерка Фанни Каплан (Фейга Ройтблат), стрелявшая в Ленина 30 августа 1918 года, могла бы многое рассказать о своих сообщниках и о мотивах преступления. Однако полуслепую 28-летнюю девушку казнили буквально впопыхах, пока Ленин не выздоровел. Это был, вероятно, последний смертный приговор, приведённый в исполнение на территории Московского Кремля.

В кремлёвских застенках

После покушения на жизнь «вождя мирового пролетариата» Фанни Каплан была схвачена на Серпуховской площади помощником военного комиссара пехотной дивизии Стефаном Батулиным. При задержании она заявила: «Это сделала не я».

Но затем, согласно официальной версии, Каплан изменила показания. Пару дней она провела на Лубянке, где её интенсивно допрашивали. В методах расследования историки видят немало странностей. Допрос вёл лично председатель ВЦИК Яков Свердлов, обрушивший на Фанни шквал вопросов. Скорее, он пытался не столько добиться информации от арестованной, сколько измотать и запугать её. Поначалу Каплан отказывалась подписывать протокол допроса. Но позже следствие всё же добилось от неё признания вины в покушении на Ленина.

Когда допросы кончились, комендант Кремля Павел Мальков забрал эсерку из ВЧК и посадил её в полуподвальную комнату Большого дворца, под Детской половиной. Часовыми при Фанни Каплан были поставлены латышские стрелки. Неподалёку располагался кабинет Якова Свердлова.

Советское революционное правосудие на этот раз обошлось без судебных заседаний. 3 сентября Коллегия ВЧК приняла решение о расстреле Каплан. Сразу после этого один из членов Коллегии, секретарь ВЦИК Варлаам Аванесов, поручил коменданту Малькову немедленно исполнить приговор.

«Да, подумалось в тот момент, красный террор не пустые слова, не только угроза, – вспоминал Мальков. – Врагам революции пощады не будет!» Между тем, как отмечает историк Юрий Фельштинский, Мальков по должности не имел права выступать в роли палача.

Расстрел

Об обстоятельствах казни Каплан в Москве ходило немало слухов – обрывочные сведения дополнялись фантазией горожан. Одну из подобных историй записал в дневнике писатель Владимир Амфитеатров-Кадашев: «Расстрел её был обставлен с великой торжественностью: вдруг распахнулись двери и на пороге появились латыши, волочившие за собой громыхавший пулемет. Зачем был этот пулемет, неясно, так как убили они Каплан из револьвера».

Согласной этой версии, Каплан закуталась в чёрную шаль и вышла в коридор, где её тут же застрелили.

Однако воспоминания участников событий свидетельствуют о том, что всё случилось по-другому. Конкретные инструкции Малькову дал лично Яков Свердлов (об этом писал в мемуарах цареубийца Янкель Юровский).

В деле казни Малькову помогала пара пользовавшихся его доверием латышей и один из кремлёвских шофёров. Фанни Каплан привели к гаражу авто-боевого отряда имени ВЦИК. Во дворе корпуса № 9 (Колымажный двор) её усадили в машину. Здесь водитель завёл мотор – видимо, чтобы заглушить звук выстрела. Мальков поднёс пистолет к затылку девушки и нажал на курок. Жертву в этот момент держали латыши.

По одной из версий, Фанни Каплан лишилась жизни в 16 часов 3 сентября, по другой – уже в 4 часа утра 4 сентября. Случайно или нет, но свидетелем казни стал поэт Демьян Бедный, имевший квартиру около гаража и повстречавший «процессию» с Каплан во дворе. Воспевателю «красного террора», захотелось вживую посмотреть на расстрел.

Сожжение

Труп Фанни Каплан палачи завернули в брезент и, облив бензином, сунули в железную бочку из-под смолы. Демьян Бедный лично подавал спичку, чтобы тело загорелось. Но от запаха горящей человеческой плоти поэта стошнило, а по слухам, он даже грохнулся в обморок.

Примечательно, что кремация трупа Каплан имела много общего с сожжением на кострах тел членов царской семьи (по реконструкции белогвардейского следователя Соколова). Технику сожжения Свердлов и Мальков, возможно, почерпнули из рассказов Юровского, принимавшего участие в екатеринбургском злодеянии.

Кремация носила своего рода «ритуальный» характер как выражение высшей «классовой ненависти» к «белогвардейско-эсеровской террористке» (не случайно на месте покушения на Ленина осталась памятная доска, адресованная «угнетённым всего мира»). Впрочем, традиция сжигать особо опасных преступников вошла в обиход задолго до большевиков.

Однако имелась и другая, более приземлённая причина избавления от тела. Как объяснил Малькову Яков Свердлов, Каплан нельзя было хоронить в могиле. Такое место превратилось бы в центр «паломничества» контрреволюционеров.

Кроме того, кремация по умолчанию исключала возможную эксгумацию трупа Каплан для прояснения обстоятельств дела. Прах террористки участники казни либо закопали в Тайницком саду, либо вывезли за кремлёвские ворота и захоронили в неизвестном месте.

Куда они торопились?

Чем же объясняется невероятная поспешность при расследовании покушения и казни Каплан? Напрашивается очевидное объяснение: в Ленина стреляла вовсе не Каплан – или же не только Каплан. Подручные Якова Свердлова ликвидировали девушку, чтобы не допустить контактов подследственной с её подельниками на очных ставках, а также Лениным и Дзержинским. Проще говоря, постарались максимально быстро «закрыть дело».

У Якова Свердлова уже в день покушения имелась готовая версия события – за спиной Каплан, как он уверял, стояли «правые эсеры, наймиты англичан и французов». Косвенные же факты указывают, что выстрелы в Ленина мог организовать сам Свердлов. Будучи и так формальным главой Советской России, «Чёрный дьявол» метил на несуществующий пост «председателя ЦК РСДРП(б)» (так Свердлов стал подписывать письма ещё до покушения).

«И без Владимира Ильича справляемся», – говорил Свердлов в те дни Владимиру Бонч-Бруевичу.

Другой возможный заказчик покушения, которого называют историки и публицисты – Лев Троцкий. В своих воспоминаниях он описывает данные события буквально скороговоркой: «Казань пала. Ленина ранила с.-р. Каплан. Казань мы взяли обратно».

Наконец, нельзя забывать, что Аванесов, который отдал приказ Малькову, находился в сфере влияния ещё одного претендента на власть – Иосифа Сталина.
Поспешность расправы над Каплан оставляла место для самых разных домыслов. Уже в 1930-х годах Сталин «привлек» к делу о покушении на Ленина впавшего в немилость Николая Бухарина. Имя Фанни Каплан, окутанное тайной, на многие десятилетия превратилось в легенду. Многие жители СССР верили, что девушка на момент покушения была беременна и осталась жива, потому что её якобы помиловал сам Ленин.

Источник
Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий