Покушение на Гитлера в 1944 году: был ли к нему причастен предатель Власов

Покушение на Гитлера в 1944 году: был ли к нему причастен предатель Власов

Одним из «белых пятен» биографии генерала-предателя Андрея Власова остаётся его связь с антигитлеровским движением Сопротивления. Покровитель Власова в вермахте Клаус Шенк фон Штауффенберг осуществил покушение на Адольфа Гитлера 20 июля 1944 года. Однако командующего РОА, несмотря на «порочащие связи» с заговорщиками, гестапо не тронуло. Какова же была настоящая роль Власова в операции «Валькирия»?

«Друзья» РОА

Многие участники заговора 20 июля покровительствовали Власову и бывали «гостями» в образовательном центре пропагандистов РОА в Дабендорфе.
За генералом-предателем «приглядывал» полковник Штауффенберг, заложивший бомбу в ставке «Вольфшанце». С 1942 года он служил делопроизводителем в отделе Генштаба, ведавшем созданием «добровольческих» отрядов под немецким командованием. Как раз тогда Власов попал в плен и оказался в поле зрения будущих заговорщиков. Именно Штауффенберг стоял у истоков создания лагеря «Проминент», в котором в хороших условиях содержались пленные советские генералы и полковники. Благодаря Штауффенбергу на бойцов РОА были распространены немецкие нормы питания и медицинской помощи.

По свидетельству соратника Власова Сергея Фрёлиха, с пленным генералом встречался и другой участник заговора – балтийский немец барон Вессель Фрейтаг-Лорингхофен, полковник Генерального штаба, который застрелился после событий 20 июля. Он был начальником Отдела 2, отвечавшего за действия в среде врага.

После обсуждения с власовцами Фрейтаг-Лорингхофен представил план поддержки восстания зеков ГУЛАГа в Сибири, но не получил одобрения начальства. Ещё один проект, который Власов пытался продвинуть через Фрейтаг-Лорингхофена – идею «проверки» боеспособности РОА в Северной Африке. Но и эта инициатива наткнулась на недоверие Гитлера и Розенберга.

Близки к Власову были и представитель Генштаба полковник Алексис фон Рённе, начальник отдела «Иноземные войска Запад», и генерал-майор Хеннинг фон Тресков, имевший связь с главным покровителем Власова Вильфридом Штрик-Штрикфельдтом.

В числе других заговорщиков, поддерживавших контакты с РОА, называют Шмидта фон Альтенштадта, Фридриха Ольбрихта, генерала Вагнера и генерал-полковника Линдемана.

Роль Власова

Диапазон взглядов на роль Власова в заговоре 20 июля весьма широк. Некоторые считают пленного генерала «агентом Кремля» и даже тайным вдохновителем покушения. Апологеты Власова говорят о его причастности к немецкому Сопротивлению, и о том, что заговорщики планировали использовать РОА внутри Германии для свержения остатков нацистского режима.

Историк Борис Соколов приписывает Штауффенбергу со товарищи другую схему: Германия свергает Гитлера, Россия с помощью Власова освобождается от Сталина, после чего страны заключают почётный мир.

Главный редактор эмигрантского журнала «Часовой» капитан Василий Орехов вспоминал беседу в мае 1944 года с немецким офицером, близким к оппозиции. В этом разговоре немец дал характеристику Штауффенбергу как «блестящему знатоку России» и «другу русских антибольшевиков».

С другой стороны, во главу угла заговорщики всё же ставили интересы Германии. По свидетельству Штрик-Штрикфельдта, они рассчитывали на союз с западными державами, одновременно надеясь разжечь гражданскую войну в Советском Союзе. Проще говоря, ради победы на Востоке штауффенберговцы готовы были задействовать все антикоммунистические силы, отбросив узко националистическую политику Гитлера. В этом плане июльский заговор следовал консервативной немецкой традиции.

Хеннинг фон Тресков готовил убийство Гитлера ещё в марте 1943 года, когда Власов находился в Смоленске. По версии историка Бориса Хавкина, после гибели фюрера Власов должен был тут же объявить себя главой «русского правительства» на оккупированных территориях. По мнению заговорщиков, это изменило бы характер войны.

Скорее всего, искренними русофилами Штауффенберга и его соратников назвать сложно: Власова и его армию они рассматривали как один из инструментов, способных спасти Германию от полного краха.

Сам генерал Власов понимал шаткость своих позиций в любых союзах с антигитлеровской фрондой. В беседе со своим соратником Владимиром Кромиади Власов заявил, что если бы июльский заговор удался, то его тут же «выдали бы Сталину», так как заговорщики собирались немедленно просить мира у союзников.
Говорить же о прямой причастности Власова к заговору 20 июля довольно трудно. Так, писатель Николай Коняев утверждает, что в беседе с Власовым Фрейтаг-Лорингхофен ограничился лишь намёками на планы оппозиции и не стал знакомить его с другими участниками заговора.

«Власов встречался с некоторыми участниками заговора, но никогда не ставился о возможности покушения в известность, тем более не привлекался к практической деятельности по подготовке убийства Гитлера и военного переворота», – отмечает историк Кирилл Александров.

Этот автор не исключает, что у Власова были определённые догадки, но моральных обязательств перед заговорщиками генерал-предатель, по версии Александрова, не имел.

После заговора

Имея за плечами опыт сталинских репрессий, в дни после заговора Власов стал ещё более сдержанным в общении с немцами. «Меня лично это не касается. Это ваше немецкое дело», – говорил он. По словам Власова, он «никогда не знал» «таких людей», как Фрейтаг-Лорингхофен. Тем не менее уничтожить Власова не составляло труда. Но нацистские руководители придержали гестаповцев ввиду политической целесообразности. Дело в том, что из рук военных руководство власовским движением уже переходило в руки СС и СД. Генрих Гиммлер должен был встретиться с Власовым 21 июля 1944 года. Но из-за случившихся событий встреча состоялась только 16 сентября 1944 года. В тесном союзе с эсэсовцами власовская армия действовала в оставшиеся месяцы войны.

Источник
Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий