Врангель против Деникина: неизвестная война лидеров Белой армии

Врангель против Деникина: неизвестная война лидеров Белой армии

В отличие от Красной Армии, опиравшейся на Центральную Россию, белогвардейцы в годы Гражданской войны были расколоты. Вооружённые силы Юга России и «колчаковцы», сражавшиеся в Сибири, не составляли единого фронта. В 1919-1920-х годах внутренний раскол Белого движения усугубился конфликтом главнокомандующих ВСЮР – Антона Деникина и сменившего его «Чёрного барона» Петра Врангеля. Впоследствии военачальники оказались в эмиграции, но между собой так и не примирились.

Разлад

Генерал Антон Деникин стоял у истоков Белого движения. По-настоящему его «звезда» взошла после гибели Лавра Корнилова весной 1918 года. Под командованием Деникина бойцы ВСЮР одержали блестящие победы, овладев территориями от Одессы до Орла и от Киева до Порт-Петровска (Махачкалы). Однако затем последовали поражения от Красной Армии.

На фоне неудач верховного командования всё более яркой в глазах белогвардейцев выглядела фигура барона Врангеля. На фронтах Гражданской войны он прославился как блестящий командир кавалерии и освободитель Северного Кавказа. Подчинённые Врангелю части нередко спасали ситуацию в самые трудные моменты.

В отличие от Деникина (потомка крепостного крестьянина) Врангель мог похвастаться и знатным происхождением. Радикальному крылу белых это казалось немалым достоинством.

По мнению историка Алексея Петровича Врангеля, «семена вражды» между его отцом и генералом Деникиным положило совещание в Минеральных Водах 6 января 1919 года. Здесь командиры обсуждали стратегические направления удара Добровольческой армии.

Генерал Деникин отстаивал так называемую «Московскую директиву»: идти с Дона на Харьков, а затем на Москву, обнажив правый фланг. Врангель же при поддержке начальника штаба Якова Юзефовича предлагал двигаться на Царицын, а оттуда на восточный берег Волги, чтобы соединиться с наступавшей армией Колчака. Этот вектор атаки был рискованным, так как оставлял без защиты Дон и Кубань, а значит, и семьи белых казаков.

Окончательное решение принял Деникин – и в итоге своих целей не добился. Кремль так и остался в руках большевиков, а вот сибирские части Колчака, «брошенные» соратниками с Юга России, оказались разгромлены.

Масштабы военной катастрофы обнажились спустя год после злополучного совещания, в январе 1920 года, когда главные силы на Юге России тоже потерпели поражение. В офицерских кругах активно обсуждали ошибки Деникина и его ближайшего соратника генерала Романовского. В качестве нового лидера всё чаще звучало имя Врангеля, который подрывал авторитет Деникина критическими рапортами.

Формальным поводом для обострения конфликта стала судьба генерала Николая Шиллинга, сбежавшего из оставленной белыми Одессы в Крым. Врангель, пользуясь поддержкой офицеров, попытался сместить Шиллинга, но встретил сопротивление Деникина. В свою очередь Деникин, чувствуя угрозу власти, через начальника британской миссии Герберта Хольмана намекнул Врангелю, что тому не худо было бы уехать за границу.

В ответ 15 февраля Врангель послал Деникину письмо, которое распространилось среди белогвардейцев в тысячах экземпляров. В нём «Чёрный барон» напомнил начальнику о неудачах на фронтах, разговоре в Минеральных Водах и о том, что его предсказания «пророчески сбылись». Врангель обвинил Деникина в намеренном отстранении его от дел, слежке и интригах. Кроме того, по мнению Врангеля, главнокомандующий довёл армию до произвола, пьянства и грабежей. Врангель прямо заявлял, что «исстрадавшаяся от безвластия» армия поддерживает его, а не Деникина.

«Во мне увидели человека, способного дать то, чего жаждали все», – писал он. Врангель формально согласился уехать в Константинополь, но добавил, что больше не считает себя связанным обязательствами перед Деникиным.

Генерал Деникин отверг «чудовищные обвинения» соратника, уверяя, что в них не было «ни слова правды». Целью выступления Врангеля он считал «подрыв власти». Вспомнил Деникин и о «непомерном честолюбии» «Чёрного барона». Вместе с тем, главнокомандующий ВСЮР проявил слабость – он пожаловался, что письмо Врангеля ударило по нему в тот момент, когда ему приходилось «напрягать все духовные силы, чтобы предотвратить падение фронта».

Недовольство Деникиным в войсках усилилось в марте, когда белые ушли с Северного Кавказа в Крым. В страшной панике был оставлен Новороссийск. Вместе со всеми на крейсере «Цесаревич Георгий» эвакуировался и Деникин. Казачьи части сделались совершенно неуправляемыми, и Деникин ощутил потерю «внутренней связи» с армией. Командующий был нездоров физически. Но главное – в силу личной скромности и даже, как отмечали современники, застенчивости, Деникин оказался не готов держаться за власть «до последнего».

3 апреля 1920 года Антон Деникин подал в отставку с поста главнокомандующего ВСЮР, назначив на своё место генерал-лейтенанта Врангеля (его кандидатура была единогласно поддержана Военным советом). Деникин отправился туда, откуда вернулся Врангель – в Константинополь.

В эмиграции

После окончания Гражданской войны Деникин и Врангель сделались естественными «центрами» притяжения белоэмигрантов, рассеянных по всему миру, но надеявшихся возобновить борьбу против СССР.

С именем Деникина была связана почти вся история Белого движения. Врангеля же почитали за то, что он полгода успешно сопротивлялся красным, а затем эвакуировал 100-тысячную армию за границу. Харизматичный Врангель формально оставался главнокомандующим. Под его эгидой в 1924 году возник Русский общевоинский союз, объединивший большую часть белой эмиграции.

Деникин же занялся литературно-публицистической работой, пытаясь прожить на скудные гонорары. В «Очерках русской смуты» Деникина немало отрицательных слов о его преемнике. Однако стоит заметить, что генерал не мог бы работать без помощи Врангеля, который передал ему часть архива Русской армии.

Два генерала так никогда и не встретились за годы жизни за границей (в последний раз они видели друг друга в декабре 1919 года). Хотя Деникин и Врангель не позволяли себе слишком резких высказываний в адрес друг друга, их соратники спорили, что называется, «до хрипоты». Одной из самых «горячих» тем было убийство генерала Романовского, которого, как считали, «заказал» Врангель.

Воспоминания Врангеля вышли уже после пятого тома «Очерков русской смуты», и в них барон вставил ответы на обвинения Деникина. Свои мемуары Врангель многократно правил и переписывал, стараясь сделать их тон более дипломатичным по отношению к Деникину.

В 1928 году Врангель умер, и Деникин мог писать уже без оглядки на соперника. В 1930 году он опубликовал в «Иллюстрированной России» ответ на высказывания Врангеля.

«История нас рассудит», – подвёл итог Деникин.

В 1938 году в противовес РОВСу Деникин создал собственную организацию – Союз добровольцев, не имевшую, правда, серьёзного влияния. Большую роль в противостоянии сыграла жена Деникина – Ксения Васильевна. Женщина с амбициями, она очень гордилась заслугами мужа.

«Г-жа Деникина сумела создать вокруг покойного Генерала поистине нездоровую атмосферу, в которой тщательно взращивался культ ненависти, о, не к большевикам, а к… генералу Врангелю», – отмечал журнал «Часовой», печатный орган, близкий к «врангелевскому» РОВСу.

Из-за радикальной позиции супруги Деникин часто попадал в неудобные ситуации.
После смерти мужа Ксения Деникина продолжала яростно критиковать всё, что было связано с Врангелем. Однако с каждым десятилетием для русских эмигрантов обе великие фигуры всё больше уходили в тень истории, и полемика со временем угасла.

Источник
Комментарии 0
Оцените статью
WARHEAD.SU
Добавить комментарий