Мобильное приложение
warhead.su
Установить

ДневникРозы Шаниной(1924 - 1945)

Роза Шанина

– Советский одиночный снайпер отдельного взвода снайперов-девушек 3-го Белорусского фронта

Участница Вильнюсской и Инстерсбургско-Кёнигсбергской операций. Несмотря на то, что Роза Шанина участвовала в боевых действиях менее года, газеты стран Антигитлеровской коалиции прозвали её «невидимым ужасом Восточной Пруссии».  Источник: wikipedia.ru

27.11.[44]. Мылись в бане, ой беда, запустили к нам, к голым, голых мужчин, подняли хай! Впервые видела немецких фрау, не понравились.

Вчера были танцы, танцую неважно, но воодушевили — заботы о людях. Хотели ехать к дарандулетчикам. Вовка приезжал — нельзя, не пустили, слежка, и больше из-за ревности.

Шли из бани, вспомнили, как наших девчат утащил фриц. Дуся Кекешева — очевидец всего, сама ушла из рук, Шамбарова притворилась убитой, а двое где-то — живы ли? В руках палачей. Вот теперь на немках мстить, но у меня уже нет сердца. Я ко всему хладнокровна. Как ни странно, но я скажу прямо, что я могу теперь убить не только немца, а любого, кого мне прикажут. Я не могу, я втянулась в такую жизнь, при спокойной обстановке у меня портится настроение. Я жажду боя — в этом в настоящие минуты заключается счастье моей жизни, но как сделать?

[…].

Шел июнь м[еся]ц 1947 г[1].

Был прекрасный солнечный день. Столица Советского Союза — Москва жила прежней шумной жизнью. Прошло два года со дня окончания суровой войны. Участники боев вернулись в родные края. Перед ними вновь открылись двери вузов, втузов, институтов. Как изменились эти люди за два года мирной жизни. Сегодня особенно шумно на улицах Москвы — воскресный день. По ул[ице] им. Горького шли две девушки. В руках у обеих было по свертку. Заметно было, что они куда-то спешат. Дойдя до белого дома, они остановились у подъезда. Через несколько минут из подъезда вышла третья девушка. На ее устах сияла улыбка. Не прошло несколько секунд, как эта тройка продолжала свое шествие дальше. Между ними завязалась дискуссия. Свои слова они сопровождали жестикуляцией. Ни одна из них не хотела уступить другой. Наконец спор прекратился. Утомленные жарой они сбавили шаг. Наступила тишина. Навстречу им шла пара. Глаза девушек мигом устремились на эту пару. Стройный молодой человек в военной форме был элегантно одет. На руках у него в легком покрывальце был завернут ребенок. Рядом с ним шла стройная девушка-брюнетка. Они о чем-то весело болтали. Глядя на них, можно было сделать вывод — они счастливы. Молодой человек устремил свой взор на трех девушек. Глаза их скрестились. Мигом у каждого пред глазами пролетела вся фронтовая жизнь. Их дружба — «снайпера и катюшники».

Поравнявшись, они не остановились. Лишь кивнули головами в знак приветствия. Два года мирной жизни изменили резко этих людей. Трудно было узнать их. Девушки учатся в институте, а молодой человек занимается в академии и имеет жену и сына. Это была первая встреча за два года после войны. За два года изменились между ними взаимоотношения. А когда-то были они большими друзьями. Так почему же этот молодой человек и эти три девушки не остановились при встрече, не вспомнили тяжелое время — войну, когда все тяжести и невзгоды разделили вместе. Теперь они далеко от этого. Видимо, молодой человек счел низким для себя признать себя другом перед лицом своей спутницы. Три девушки продолжали свой путь, но молча. Если б вы внимательно посмотрели им в лицо, то без всякого труда вы бы заметили, что одна из них особенно была угрюма. Видимо, ей было больно от этой встречи. Так кончается хорошая, фронтовая дружба.

Милая Розка, такой сон приснился мне в ночь на 30 ноября

1944 г.

А. Екимова.

Розка!

Если останемся живы и здоровы, но разлетимся в разные

края, прошу тебя — не забывай нас с Калюшкой. Эту отважную,

бродячую тройку[2].

29.11.44. Описывая этот сон, Саша Е[кимова] прочитала мой дневник. [И]спортила настроение ей и себе. Да, она мне сейчас стала очень, и как никогда, дорога, ведь, как ни говори, с ней мы делим солдатское все — и горе и радость. Без грехов человека не бывает, я ее не осуждаю за ту отрицательную черту, кот[орую] я отметила.

Настроение! Жутко.

Опять в редакции, т. к. пока 7 км от нее. Хотели уехать, но не смогли, до завтра. Музыка! По рации передают самые хорошие вещи. От души написала Агнии Буториной, что о встрече с кем-нибудь я не мечтаю, т. к. каждая минута сообщает новости. А мир? Кругом бардак [...]. Многие уже стали не девушки, я их не обвиняю, но ведут себя с достоинством, как Тоня П. Она женщина с гражданки, и вряд ли позволила что на фронте. Но большинство все же еще девушки.

Был вчера концерт, ребятки хорошенькие, младенчики, пляшут хорошо, а лахудра А[…] симпатичная, но какая она небрежная, даже с вида, и с кем она связалась. Нач[альник] снабжения, — конечно, чтоб обогатиться, не любит же такого пингвина.

Я помню двоих мало знакомых: Николая Боровика, он меньше знаком мне и меньше помню, чем Николая Шевченко, хотя тот не пара мне, совсем дитя. А им я не пишу, кому пишу — только чтоб кому-нибудь писать, с ними я ни о чем не мечтаю.

Вообще-то будущее у меня неопределенно, много вариантов: 1) в институт; 2) быть может, не удастся первое, тогда — государственный человек, всецело отдамся воспитанию сирот-детей, такая моя специальность дошк[ольного] педагога; 3) скорей всего, покончу самоубийством, когда узнаю судьбу государства и некоторых родных и знакомых. При втором я буду еще кое-чему обучаться, повышать уровень всесторонне. Вообще будущее я не определяла, не задумывалась здорово, — так, взбредет.

Хотела здесь обучаться связи, [изучать] Морзе азбуку и т. д., т. к. курсы за стенкой связистов, но уезжаем. Я хочу иметь много разных специальностей, хотя не работать, а просто знать, при пожарном [случае] выручить. Ну, кончаю мечтать, надоело сегодня.

2.12.44. О, боже, как скучно стало, пришла на склад ОВС, в ожидании вспомнила все-все. Главное, перед моими глазами 2 картины:

1) Лежит в землянке в [11]36 полку 338 [c.]д. под Витебском Павел Блохин с трубкой в руках, кричит по телефону вместо мата: «Ох ты, так твою мать-то». Я сижу рядом, бросил трубку и улыбается мне.

2) Бежим мы с Николаем Соломатиным над Неманом по лесу, по скату берега, по кустам, быстро бежим. Пощупала на голове, нет косынки зеленой маскировочной. День жаркий, солнечный[3].

Бежу дальше. Николай посмотрел, — тяжело взбираться, крутой обрыв, — взял меня за руку, помог взобраться, крепко поцеловал, и бежим дальше. Зачалила за куст, порвала маскхалат, под ним одни трусы и бюстгальтер, попросила иголку, нашли, зашила брюки, и бежим дальше. Вышли на высокий-высокий берег Немана — слева поле, далеко лес, справа река, за рекой луга и лес. Идем тихо-тихо, переглядываемся, вдруг застрочил пулемет слева — это был фриц. Мы быстро прыгнули под берег в кусты и шли уже по кустам.

Помню: ночь, шли с Николаем на какую-то деревню на немца. Лесом шли всю ночь, литовец вел. Обошли весь лес по р[еке] ...[4], вышли на высокую гору, там имение. Легли отдохнуть под куста-

ми на плащ-палатке, потом встали, согрели кофе, сварили кур, покушали… Дальше даже не помню, в которую сторону шли, вспомнила, за деревню, приняли жестокий бой, а вот дальше не помню.

Помню: большой марш, дождь, я даже без тельняшки, промокла до нитки. Он принес свое суконное о[б]мундирование одеть, но я не взяла, взяла только накидку. Ночью подмокли, в луже оказались, такой был дождь. Ночевали с ним в бричке. Как мне он нравился, пою песенку: «Где ты, милый, где, где ты, где ты, куда тебя забросила война…»[5].

Скука, гармонь играет в мастерской. О, как тяжело! Я хочу сейчас туда? Вперед! Где самый жестокий бой, больше ничего не хочу. Почему же нельзя это сделать, а? О, какие несознательные эти начальники! Кончаю писать.

3.12.44. Утеряла адрес Шевченко Ник[олая]. О, как переживаю, механически выбыл тот, чей образ все же согревал меня. Его шапка мне часто надпоминает его. Хороший парень. О, как тяжело, жаль мне терять адресат Н. Шевченко. Музыка играет замечательная, сердце замирает при вспоминании всего. Рву письмо, которое ему написала и не могла отослать, не зная адреса. Сердце просит ласки. Ребят, знакомых и уважаемых мной, нет уже даже на горизонте, если Н. Боровик, и то на воде вилами писано. Рву письмо ему.

Сижу у капитана Сокола[6], опять питаю надежду попасть в 338 с.д., хотя сегодня полковник выставил, комбат, комроты, так как я надоедала с этим вопросом.

4.12.44. Были у майора и капитана — комбат[а] с НШ (начальником штаба — ред.). М[айо]р Ляшенко[7]. У нас с Сашей и с ними вообще отношения неравнодушные. Сидели с 6-ти до 11 и танцы пропустили. Оставляли ночевать, но не остались, т. к. это было бы некрасиво, и сегодня спокаялись — это был последний вечер. Сыграли хорошую музыку и помахали друг другу руками, даже за руку не простились, много начальства было.

Сегодня 20 км пешком, грязь, ветер со снегом. Встретили катюшников, уехали к ним на ночь, хотя комвзвод не разрешал. Но там нет продуктов, нет ночлега. Сашка с Калей ушли на НП к Вовке, а я осталась у НШ (начальника штаба — ред.) Сашки, скромные ребятки. Все же как плохо с  переездами, не заимеешь парня, а мы уже втянулись, без путешествий не можем.

 

[1] Здесь и далее фрагмент записан другим почерком (А. Екимовой).

[2] Постскриптум, тем же почерком.

[3] Предложение надписано Розой Шаниной (ее почерком) синими чернилами над текстом, написанным светло-черными. Очевидно, Роза перечитывала текст дневника, и делала вставки, а также подчеркивала синими чернилами, выделяя отдельные слова и предложения.

[4] Название реки зачеркнуто (чернилами красноватого цвета, которым написан следующий фрагмент дневника от 3.12.44).

[5] Из песни фронтовых лет композитора Игоря Морозова на стихи неизвестного автора: «Сердце друга все ждёт ответа, О тебе услышать я должна. Где ты, милый мой, скажи мне, где ты, Куда тебя забросила война?» – Колокольников И. Песни суровой поры. [Эл. ресурс].

URL: http://irkutsk.bezformata.ru/listnews/pesni-surovojpori/32552437/

[6] Видимо, Сокол Андрей Прокофьевич, 1901 г. р., капитан, агитатор 297-го сп 184-й сд.

[7] Ляшенко Михаил Иванович, 1908 г. р., майор, командир 1-го сб 203-го запасного стрелкового полка 5-й А.

Мы используем файлы cookies и системы сбора статистики, чтобы сделать сайт удобнее, а также лучше понимать нашу аудиторию. Пожалуйста, прочитайте нашу Политику конфиденциальности! Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с её условиями.
Подтверждаю
Хочу получать оповещения о новых статьях в браузере
×