Войти на сайт через:
Серия

Толкинизм головного мозга

Материалы для тех, кто везде видит признаки Средиземья и призраков Кольца

Что было после «Властелина колец»?
Что было дальше, после событий, описанных во «Властелине колец»? Мы поразмышляли. О распаде королевства Арагорна и панцерваффе Арнорского рейха — а также баллистических ракетах Дейла на Тол-Эрессеа, которые чуть не привели к гибели всей Арды, — в нашем материале.
Гномы-сионисты Толкина — путь в Эребор
Созданный Профессором образ фэнтезийных гномов выглядит квинтэссенцией нордичности. Северные горы, боевые топоры и молоты, бороды, руны, потоки пива — всё это вызывает неизбежные ассоциации с викингами, сагами и чем-то из Вагнера. Но при ближайшем рассмотрении в потомках Дурина найдётся множество черт гораздо более южного народа.
Посттравматическое Средиземье: что вынес Толкин из Первой мировой
Джон Толкин немало повидал на фронте. И пережитое, безусловно, оставило след в его творчестве. В эпизодах и характерах героев его саги немало отсылок к Первой мировой. Что вспоминал автор, описывая Мёртвые топи, что олицетворяет Мордор, и был ли у Фродо посттравматический синдром — сейчас расскажем.
Османские орки и Белый город: что вдохновило Джона Толкина
Что общего между польскими крылатыми гусарами и роханской конницей? Королём-чародеем Ангмара и великим визирем Кара Мустафой? Почему Минас Тирит похож на Вену, а Гэндальф — на некого монаха-капуцина? И, наконец, почему чёрный кофе — исконно оркский напиток, а капучино напоминает о Гэндальфе? Об этом и не только — в нашем материале.
Мы используем файлы cookies и системы сбора статистики, чтобы сделать сайт удобнее, а также лучше понимать нашу аудиторию. Пожалуйста, прочитайте нашу Политику конфиденциальности! Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с её условиями.
Подтверждаю