Герои и антигерои

Джон Гловер — контрабандист 80 lvl

Как незаметно украсть целую армию

Если вы думаете, что Бард Лучник из «Хоббита» — единственный в мире рыбак, который переломил ход войны, то вы явно незнакомы с биографией Джона Гловера. Этот пролетарий во время Американской революции дослужился до генерала, а первая битва Войны за независимость не стала последней лишь благодаря его вмешательству. Но обо всем по порядку.

Ольга Таболина /
9.2K
16
5
65
Фото: Henry Hintermeister

Если вы думаете, что Бард Лучник из «Хоббита» — единственный в мире рыбак, который переломил ход войны, то вы явно незнакомы с биографией Джона Гловера. Этот пролетарий во время Американской революции дослужился до генерала, а первая битва Войны за независимость не стала последней лишь благодаря его вмешательству. Но обо всем по порядку.

Старуха, дай мне барабан!

Гловер начал свою карьеру башмачником. Затем стал рыбаком и постепенно дорос до торговца. В общем, пацан к успеху шел, а тут ещё на районе началась конкретная движуха, и в 27 лет наш герой записался в милицию — континентальное ополчение.

К моменту Бостонской бойни (1770 год) он успел поблистать в своем родном Марблхеде всеми гранями деятельной натуры, и горожане избрали его в руководство революционного комитета. Там он тоже проявил себя отлично, и в 1775 году был избран заместителем командира 21-го Массачусетского полка (будущий 14-й полк). С этим самым полком он присоединился к осаде Бостона, и тут всё заверте...

27 августа 1776 года, во время битвы за Лонг-Айленд, Континентальная армия потерпела сокрушительное поражение от британцев, которых и численно оказалось куда больше, и операции они, как оказалось, планировали лучше. В общем, часть мятежников покрошили в капусту, часть утонула в болотах, часть — около тысячи человек — попала в плен (большинство из них потом умрут в так называемых «плавучих тюрьмах»). А остальные 9 тысяч сбежали от ударивших им в тыл войск Генри Клинтона к берегу Ист-Ривер. Дальше деваться было некуда, и, если бы не Джон Гловер, война закончилась бы прямо там.

Битва при Лонг-Айленде

Это нокдаун, джентльмены

Британцы, для которых ситуация тоже была предельно прозрачна, объявили привал. За время операции они потеряли 49 человек, поэтому посчитали, что на сегодня хватит, и надо это дело отпраздновать.

На следующий день зарядил дождь. И через день тоже. Под дождем порох промокал, ружья портились, и вообще — не для того британцы одержали такую славную победу, чтобы потом грязь месить. Так что они пальнули несколько раз из пушек по мятежникам и оставили в покое.

Итак, бо́льшая часть Континентальной армии мокла под дождем на пляжах Бруклина в ожидании зачистки. Пикантность ситуации придавало то, что Британию не просто так звали «владычицей морей». Сейчас её флот болтался в Заливе Нью-Йорка и между делом контролировал Ист-Ривер, а у восставших от флота было одно название.

По забавному совпадению, в 1775-м году Джордж Вашингтон выдал Гловеру каперское свидетельство (проще говоря, лицензию на пиратство), так что его шхуна «Ханна» считается первым кораблем флота Соединенных Штатов. Вот только сейчас она была где-то далеко и не имела отношения к делу. В этот тревожный момент Джон Гловер со своим сухопутным полком застрял в Нью-Йорке, а война за независимость шла к своему позорному концу.

Полковник Джон Гловер

Ловись рыбка большая и маленькая

Впрочем, даже в сложившейся ситуации Джордж Вашингтон полагал, что отступать — это как-то фу. Но генералы на экстренном совещании убедили его, что он не пешка, чтобы ходить только вперед. В результате Вашингтон послал инструкцию генералу Вильяму Хиту, засевшему на Кингсбридже, между Манхэттеном и тем, что сейчас называется Бронксом, чтобы он немедленно прислал для эвакуации всё, что способно плавать.

Правда в том, что если бы не Гловер, ничего и никуда бы не поплыло. Люди, воевавшие под его началом, были почти поголовно рыбаками, промышлявшими контрабандой и прочей нелегальной деятельностью, доводившей до истерики британские власти. Поскольку контрабандисты относятся к частной собственности без излишнего пиетета, всё, что походило на лодки, было немедленно реквизировано. При этом сами спасаемые — даже на уровне офицеров — не знали, что их спасают. Сначала им приказали готовиться к тому, чтобы идти на прорыв (на 15-тысячную армию, ага), потом — что надо отойти к воде и дождаться подкрепления, а там их сажали в лодки и переправляли в Нью-Йорк. Операция началась в 23.00, и к семи утра эвакуировали всех до единого. Благо ночью поднялся туман. Британцы не замечали ничего странного даже после рассвета. А когда взошло солнце и, наконец, выдался прекрасный денек для стрельбы, метаться было уже поздно. Основная часть Континентальной армии оказалась спасена, войну можно было начинать заново.

Джон Гловер ещё не раз проявил себя и умер уважаемым членом общества в возрасте 64 лет. В его честь назван город в Вермонте и фрегат USS Glover. В общем, старика не забыли. В фильме «Переправа через Делавэр» (The Crossing) Гловера сыграл французский актер Себастьян Роше (вы наверняка помните его циничную рожу по роли Бальтазара в «Сверхъестественном»). А ещё в Бостоне ему установлен шикарный памятник. Медный (а оттого зелёный) Гловер в кружевах и эполетах попирает ногой пушку, и весь его вид говорит: «Я жил в весёлые времена!»

Hoвости СМИ2
«‡„ÛÁ͇...