Война

Кто кого: Грешилов против немецкого конвоя

Каким должен быть командир подлодки? Решительным, отважным, расчётливым. Всегда готовым атаковать. Таким и был командир Щ-215 Михаил Грешилов, который после войны заочно удостоился комплимента от немецкого гросс‑адмирала.
Владимир Нагирняк
  • 17K
  • 21
  • 5
  • 354

Сырьё стратегического значения

Военная экономика Третьего рейха зависела от поставок морем стратегического сырья из нейтральных стран. Через Балтику в Германию шла железная руда из Швеции, через Чёрное море — хромовая из Турции.

Хром был очень важен для немецкой промышленности. Без него не обходилось производство ни танковой брони, ни корпусов подлодок, ни многого другого вооружения. Советские подлодки пытались перерезать турецкую питательную «нить», действуя на позиции у пролива Босфор.

Там подводникам приходилось сталкиваться с разными трудностями. Нужно было избегать атак турецких судов — позиции подлодкам нарезали рядом с территориальными водами Турции. Кроме того «хромовые» конвои хорошо охранялись противником.

Подлодка Щ-215 (источник фото)

Успеха добиться было непросто. Однако это не значит, что его не добивались. И блестящая атака немецко-румынского конвоя «Щукой» Михаила Грешилова — тому подтверждение.

«Щука» идёт на охоту

Вечером 23 августа 1943 года Щ-215 вышла из Батуми к Босфору, чтобы сменить там другую «Щуку» — Щ‑209.

Командир лодки Михаил Грешилов был опытным подводником. На его счету — еще на первой лодке М-35 — уже были немецкие танкер и паром.

Но на Щ-215 офицера пока преследовали неудачи. Командуя «Щукой», он уже совершил несколько походов. Всегда действовал решительно и агрессивно, но результатов пока не достиг.

Поэтому в этот раз Грешилов был особенно настроен на атаку…

По данным разведки, из Турции ожидался выход немецкого транспорта с грузом хромовой руды. Именно это судно и стало целью подводников.

Михаил Грешилов (справа) и помощник командира Ю. С. Бондаревский. 1943 год (фото: Александр Соколенко)

Во время перехода командир Щ-215 получил две радиограммы из штаба, уточнившие разведданные: субмарине предстояло перехватить и уничтожить транспорт «Тисбе» (тоннаж 1782 брт).

«Щука» прибыла на позицию 27 августа. Грешилов сообщил экипажу о важном задании, и подводники пылали желанием устроить противнику «тёплую» встречу. Экипаж превратился в единый механизм, действия которого были слажены, чётки и смертоносны.

Блестящая атака

«Щука» приблизилась к Босфору и приступила к наблюдению в районе вероятного движения транспорта. 30 августа в 18:37 акустик лодки, Василий Кустов, доложил о шуме винтов двух быстроходных кораблей. Подняв перископ, Грешилов опознал в них румынские эсминцы. А вскоре на горизонте подводники заметили столб дыма. Его источником был «Тисбе», который вёз в Германию 1604 тонны хромовой руды.

Подлодка Щ-215 в позиционном положении (фото: Черноморский флот)

Как вспоминал Грешилов, ценный транспорт имел сильное охранение:

«Слева по носу транспорта идёт миноносец переменными курсами, он ближе к нам, чем транспорт, второй миноносец справа от транспорта, он дальше от нас, с каждого борта транспорта по два катера-охотника, в воздухе один гидросамолёт. Все охранение идёт переменными курсами. Такого эскорта я ещё не встречал!».

Щ-215 начала маневрировать для атаки. Командир смог прорвать охранение судна, оставшись незамеченным. А затем умело занял позицию для залпа и в 19:35 отдал команду: «Аппараты пли!»

Подводники выпустили четыре торпеды — с интервалом в девять секунд каждая.

Спустя минуту раздался взрыв! За ним второй, а затем и третий! Акустик доложил, что после он слышал треск тонущего судна. Шум его винтов пропал.

Подводники ликовали! Их радость была оправдана: рудовоз был потоплен! Этот факт подтверждается и противником. Командующий силами кригсмарине на Чёрном море писал:

«В 18:35 пароход „Тисбе“ торпедирован и потоплен подлодкой в квадрате 9257, в 2,5 милях севернее от входа в Босфор. Он был поражён двумя торпедами».

Грешилов всё сделал отлично, но теперь надо было ещё уйти от возмездия противника. Вражеские эсминцы и охотники за подлодками начали сброс глубинных бомб. В ответ командир «Щуки» мягко положил свою субмарину на грунт на глубине 75 метров. Так глубинные бомбы (которых моряки насчитали 25 штук) рвались выше лодки.

Щ-215 в позиционном положении

«Повреждений подводная лодка не получила, — вспоминал потом Грешилов, — кроме сыпавшейся пробки с подволоков — потолков отсеков — лопнуло несколько лампочек освещения в отсеках».

В этот момент наверху произошла ситуация, которая бы наверняка позабавила Михаила Грешилова. После начала контратаки румынскому эсминцу «Регина Мария» почудилось, что он стал целью подлодки: румыны наблюдали след торпеды за кормой. В результате спустя 15 минут после гибели «Тисбе» оба эсминца ушли в Констанцу, оставив искать субмарину двух охотников за ПЛ. Но те так и не смогли обнаружить Щ-215 и вскоре прекратили поиски.

Заслуженный орден

Лодка отлёживалась на дне почти 17 часов. Днём 31 августа Грешилов всплыл и отправил радиограмму об успешной атаке. А спустя некоторое время, основываясь на данных разведки, штаб подтвердил факт потопления «Тисбе». Радости экипажа «Щуки» не было предела!

Грешилов пробыл на позиции ещё две недели. Вражеских судов он больше не обнаружил.

Групповое фото командиров подлодок ЧФ (слева направо): капитан 3 ранга Е. П. Поляков, капитан-лейтенант М. В. Грешилов и капитан 3 ранга Г. П. Апостолов, 1942 год

14 сентября подлодка взяла курс на базу и вернулась в Батуми спустя трое суток. Там её ждала торжественная встреча с оркестром. Героический экипаж Щ-215 получил благодарность от командования. А командира лодки за потопление «Тисбе» наградили вторым орденом Красного Знамени.

Любопытно, что немецкий гросс-адмирал Карл Дёниц был невысокого мнения о нашем Черноморском флоте, как о противнике. Тем не менее после войны он признал: советские подлодки «были местами успешны в атаках немецкого судоходства» у Босфора. Этот невольный комплимент Дёница можно справедливо отнести на счёт командира Щ-215 Грешилова — лучшего подводника Черного моря.