Случайная статья
Happy feb 23

Битва дилетантов: американцы в медицинском аду

Война — это очень легко! Набираем всех подряд и бежим в атаку. А что, надо ещё и с тылом разобраться? Медпомощь грамотную организовать? Не, не слышали. Именно так рассуждали американцы, когда началась Гражданская война в США.

Величайшее сражение

Север и Юг долго мялись, но война-таки грянула. Девяностодневная милиция пережила лагеря, более-менее обучилась и даже не устроила эпидемию холеры… и тут перед ними замаячил конец служебного срока. Желающих продолжать было мало. Северяне, надеясь закончить войну одним ударом, двинулись на Ричмонд, столицу Конфедерации, и 21 июля 1861 года нарвались на «тёплую встречу» южан — недалеко от Вашингтона, при Булл‑Ране.

Битва при Булл-Ране

По европейским меркам фестиваль вышел так себе: шестьдесят тысяч участников с обеих сторон. Те, что организовывал Бонапарт, собирали и по двести с лишним. Но для неизбалованных американцев это было нечто немыслимое — вчетверо больше, чем вся армия год назад! Крупнейшее военно-историческое событие за всё время существования Штатов!

Ни Север, ни Юг не могли похвастаться ни одним командиром с требуемым опытом; в лучшем случае нынешний генерал (и у тех, и у других) двенадцать лет назад получил капитана за храбрость на Мексиканской войне и с тех пор лишь пару раз погонял индейцев.

Обе стороны проявили чудеса храбрости в сочетании с чудесами бестолковости.

Офицеры, подняв солдат до рассвета, гнали их без завтрака двойным шагом и даже бегом. Солдаты путали свой флаг с неприятельским (знаменитый Боевой Флаг Конфедерации как раз придумали по итогам битвы). В общем, скучно не было никому.

Битва при Булл-Ране

Итогом сражения стало донесение генерала Макдауэлла, командующего Армией Потомака (север): «Бой проигран. Спасайте Вашингтон и остатки этой армии. Переформировать бегущие войска не удастся».

Южане их не преследовали. То ли потому, что ставили перед собой чисто оборонительные задачи, то ли потому, что после сражения не могли сдвинуться с места.

В ходе сражения погибло меньше тысячи человек с обеих сторон, больше двух с половиной тысяч ранило, и примерно полторы тысячи попали в плен или пропали без вести. И всё? Да, и всё.

Но нужно понимать, что на поле боя столкнулись, по сути, две толпы вооружённых дилетантов, которые ни разу в жизни не были под огнём и не видели смерти товарищей.

Большая часть потерь пришлась всего на несколько полков и батарей — они и приняли на себя всю тяжесть сражения.

Транспортировка раненых при Булл-Ране

Что делать с санитарной службой, не знал никто. Доктор Кинг, медицинский директор Армии Потомака, в начале боя послал одного из своих адьютантов — поторопить выдвижение вперёд санитарных фургонов. Через несколько часов адьютант отбыл разыскивать те же фургоны с новым приказом: «вернуться на место, чтобы не попасть в руки неприятеля». Выяснилось, что они так и не двинулись с места…

Кошмар на улицах столицы

«Санитарной комиссии (собранию людей, которые занимались частной помощью раненым и общественным контролем за состоянием медицины — прим. ред.) не удалось обнаружить ни единого случая доставки раненого в госпиталь санитарным фургоном», — гласил отчет.

Раненые шли пешком и даже добирались до города, пройдя десяток миль с огнестрельным переломом верхней челюсти или обеих рук. Но больные уже переполнили столичные госпитали. Те открывались бессистемно, не было никакого централизованного учёта свободных коек. Люди с тяжёлыми ранениями просто странствовали от больницы к больнице в надежде, что их примут.

Вся эта нераспорядительность и беспомощность происходила на глазах столичной публики.

Поскольку Санитарная комиссия обрушилась на Генерального Хирурга Климента Финли и его подчинённых с суровой (хотя и заслуженной) критикой, Финли сразу занял позицию, которая стоила ему места: заявил, что всё идёт настолько хорошо, насколько вообще возможно!

Доктор Трипплер, сменивший Кинга на посту Медицинского Директора Армии Потомака, прямо назвал Санитарную Комиссию «собранием скандальных проповедников, деревенских докторов и упрямых женщин, которые внезапно приобрели более полное и тонкое знание медицинских потребностей армии, чем я за двадцать лет службы».

Жители столицы и члены правительства своими глазами увидели, что толпа вооружённых людей — не армия, а врачи — ещё не система оказания медицинской помощи.

Под давлением Санитарной Комиссии Финли сместили с поста Генерального Хирурга. Он стал первым в истории США Генеральным Хирургом в отставке. Это произошло не скоро — в апреле 1862 года, в разгар второй военной кампании. Осень же и зима 61-62 годов прошла в подготовке армии, набранной из толпы.

Реформам санитарной службы Финли категорически противился и важнейшей своей задачей почитал экономию бюджета.

Кошмар, часть вторая

В Вашингтон прибыли люди искалеченные, но всё же способные самостоятельно перемещаться. А вот в руки южан попали тяжелобольные.

Впервые в мире раненых эвакуировали по железной дороге. Разумеется, никто не умел этого делать и даже не думал, что такое вообще возможно. Первых людей отправили со всеми возможными удобствами. Но чем дальше, тем тяжелее были ранения, и тем меньше оставалось сопровождающих, матрасов, соломы, даже чистой воды. Приоритетом такие поезда не пользовались, и последние из них тянулись к Ричмонду больше суток.

Раненые на улицах Ричмонда

Поезд за поездом прибывали составы на вокзал Ричмонда — к ужасу людей, ждавших известий о сражении. Госпитали здесь переполняли больные (кто б мог подумать?), и раненых разбирали по домам, общественным зданиям, и, наконец, начали размещать в палатках.

«Я не нашёл никакой организации, просто шесть сотен раненых, разложенных по палатками, и горстку измученных врачей и санитаров», — писал один из современников про такой палаточный госпиталь.

Вместе с ранеными южанам досталось и некоторое количество врачей. С них брали слово больше не участвовать в войне. Тем, кто отказывался, предлагали вариант «не пытаться бежать в течение пяти суток», после чего разрешали помочь раненым. Стороны, по возможности, вели себя по-джентльменски, строго соблюдая букву клятвы. Не все, конечно.

«Вечером 29 июля, через сутки после окончания действия моего обещания, я обнаружил удачную возможность бежать. Я выбрался из Центервилля и после утомительного путешествия 20 августа прибыл в Вашингтон», — писал ассистент хирурга Стернберг в своем отчёте.

Медицинский ад, развернувшийся на глазах жителей обеих столиц, требовал нового подхода к медицине. Создания системы. «Сперва административно, потом по-медицински», как рекомендовал Пирогов.

Но американцы шли своим путём — и путь этот только начинался.


О том же, что произошло чуть раньше — читайте по ссылке

Кромешный ад и никаких антибиотиков.

13 февраля, 22:480

и чем бы помогли антибиотики?

14 февраля, 10:560

Меньшим количеством гангрен, как минимум

14 февраля, 16:320
Похожие статьи