itemscope itemtype="http://schema.org/WebPage"

Последняя осада. Падение Константинополя во сне и наяву

Жители империи сопротивлялись до последнего человека, но судьба главного города была уже решена. 29 мая 1453 года Константинополь пал. Ключевое событие истории легло в основу спектакля «Театра.doc» «150 причин не защищать Родину». О том, как столицу Византии защищали 567 лет назад — и на сцене театра, — в материале Романа Шляхтина.

/
5.7K
24
16
367

Жители империи сопротивлялись до последнего человека, но судьба главного города была уже решена. 29 мая 1453 года Константинополь пал. Ключевое событие истории легло в основу спектакля «Театра.doc» «150 причин не защищать Родину». О том, как столицу Византии защищали 567 лет назад — и на сцене театра, — в материале Романа Шляхтина.

Осада города

Ранним утром 29 мая 1453 года османские войска вошли в Константинополь. После полутора месяцев сопротивления Византийская империя пала. Это было главное сражение XV века, в котором немногочисленному — около 7000 человек — гарнизону города противостояли около 40 или 50 тысяч османов и их союзников.

Во главе турок стоял молодой и амбициозный султан Мехмед, позже получивший прозвище Завоеватель. Византийцев возглавлял император Константин XI Палеолог.

За достаточно долгую жизнь — а прожил Константин 48 лет — он успел повидать несколько османских султанов. Будущий император Византии родился через три года после того, как на Османское государство обрушился Тамерлан, разбивший армию Баязида под Анкарой и увезший султана в плен. Когда Константин был ещё юн, турки подошли к Константинополю в первый раз. Присутствовал он при этом или нет, мы не знаем, однако рассказы о трёхмесячной осаде города и о чудесной победе ромеев над многочисленной армией завоевателей в 1422 году он слышал наверняка. Императором Константин стал в 1449 году — и, по словам его биографа Мариоса Филиппидеса, знал, на что шёл.

Константин XI Палеолог
Константин XI Палеолог (фото: Деннис Вонг)

Как и многие другие правители поздней Византии, он реалистично оценивал патриотизм собственных граждан, поэтому надеялся на помощь Запада — и не совсем прогадал. На стенах Константинополя вместе с православными сражались католики Венеции, Германии и Англии. Их аркебузы, доспехи и тяжёлое вооружение внесли свой вклад в защиту города. И если формально византийцев на стенах возглавлял великий дука Лука Нотара, то фактическим командиром осаждённых стал генуэзский патриций Джованни Джустиниани Лонго. По словам биографа, Константин XI понимал ограниченность своих военных талантов и следил, чтобы защитники города не начали сражаться друг с другом.

Чудом в данной ситуации можно назвать не то, что Константинополь пал, а то, что он продержался полтора месяца. Против передовой техники турок у императора Византии были только люди.

Даже немногочисленные пушки, по легенде, убрали со стен, чтобы отдача не разрушила кладку, сложенную во времена Юстиниана и Феодосия. Однако люди у императора Византии были отменные. На каждое турецкое изобретение — будь то огромная бомбарда венгерского мастера Орбана, осадные башни, батарейный огонь из трёх орудий с пристрелкой или православные сербские мины — усталые и вымотанные христиане находили свой ответ.

Защитники восстанавливали разрушенные стены, сжигали осадные башни, отбивались от янычар из аркебуз и за 470 лет до Багратиона использовали флеши, чтобы остановить ядра.

Город пал только тогда, когда все ответы кончились.

После трёх волн ночной атаки и жесточайшего обстрела был смертельно ранен лидер защитников Джованни Джустиниани. Две волны нападающих византийцы успели отразить, однако третья смогла прорваться в город. Османы довершили дело, начатое султаном Баязидом в 1402 году.

Мехмед II въезжает во врата поверженного Константинополя
Мехмед II въезжает во врата поверженного Константинополя

Византийцы сражались до последнего человека, и свидетельством этой отчаянной борьбы до сих пор служат разрушенные стены Стамбула в районе так называемых пятых военных ворот, Худжум Капысы. Расположенные на светлом зелёном склоне, эти стены даже днём производят жуткое впечатление, а местные жители традиционно стараются избегать этого района, оставляя его цыганам.

В начале XXI века власти Стамбула решили исправить ситуацию и построили рядом с древними воротами кварталы социального жилья. Однако они до сих пор стоят пустыми (не очень понятно почему).

О судьбе последнего императора ромеев мы не знаем ничего, потому что свидетелей его смерти в живых не осталось. Можно предположить, что он покончил с собой или же погиб в бою. В Турции о нём говорят шёпотом и с презрением, а в Греции ему ставят памятники.

В русском дискурсе Константин XI предстаёт последним правителем православного царства — именно так его описывал янычар и перебежчик Нестор Искандер, именно так о нём рассказывали дореволюционные учебники и современная православная историография. Одновременно с этим ещё с XV века в текстах на русском языке заметны симпатии к османам, которые смогли взять город и сокрушить вековую империю.

Последняя осада. Падение Константинополя во сне и наяву

Именно на этих двух направлениях — симпатии к защитникам и уважении к победителям — и строится спектакль Елены Греминой «150 причин не защищать Родину». Впервые за много лет в русской культуре предпринята попытка осознать событие, серьёзно повлиявшее в том числе и на русскую историю, — падение Константинополя.

«Елена Анатольевна говорила нам, что падение Константинополя сыграло большую роль для России. Мы все об этом думали, в спектакле есть соединения с этой мыслью», — говорит актриса Татьяна Паршина.

Спектакль

Автором постановки выступила основательница «Театра.doc» Елена Гремина.

Она родилась в семье кинодраматурга Анатолия Гребнева, получила образование во французской спецшколе и всегда любила исторические сюжеты. Ещё в советское время окончила отделение драматургии Литературного института имени Горького, работала сценаристом. Вместе с мужем Михаилом Угаровым Елена создала «Театр.doc» — первую некоммерческую и негосударственную театральную площадку в России.

Елена Гремина
Елена Гремина (фото: RFE/RL)

В своих постановках режиссёры театра опирались на реальные тексты, которые производит современность, — судебные стенограммы, дневники, тексты в блогах. Бо́льшая часть спектаклей делались по методу вербатим — специального интервью с будущим персонажем пьесы, реальным человеком. Гремина и Угаров особое внимание уделяли борьбе с привилегиями и социальной работе: вместе с ними актёры театра бесплатно выступали для московских стариков и учили трудных подростков в школах-колониях.

Спектакль «150 причин не защищать Родину» несколько выбивается из репертуара театра. Это повествование не о проблемах современности, а о ключевом событии прошлого — падении Константинополя в 1453 году.

История создания спектакля похожа на рассказы суфийских поэтов. В 2013 году постановка приснилась Елене Греминой, которая начала собирать для неё тексты и думать, кто из актёров мог бы в ней сыграть. Режиссёр проделала огромную работу с историческим материалом.

В спектакле звучат стихотворения турецкого поэта-мистика Юнуса Эмре, цитируются рассказы о взятии города, а также воспоминания людей, которые находились рядом с Константинополем.

Однако главное в постановке — не источники и тексты, а люди.

«Роль не идёт от головы. И если бы я повторяла то, что прочитала в книгах и увидела в фильмах, я была бы просто „головастик“, который что-то вещает на сцене. Что-то, что все при небольшом усилии могут просто прочитать», — говорит актриса и режиссёр Варвара Фаэр.

Для Елены Анатольевны Греминой этот спектакль был ещё более важен как первый самостоятельный и большой режиссёрский опыт. Людей для своей постановки она подбирала так же тщательно, как и тексты. Идея была в том, чтобы традиционно мужские роли читали женщины. Это были очень разные люди, с очень разными бэкграундами и отношением к теме. Однако, несмотря на это, никаких разногласий между актрисами не было — роли как будто сами их нашли.

Последняя осада. Падение Константинополя во сне и наяву
(Фото: Мария Тер)

«Елена Анатольевна собрала нас пятерых. Говорит: „вот девочки, хочу с вами делать спектакль про это, персонажи такие, выбирайте, кто кого будет играть“. И мы сами выбрали», — рассказывает Анастасия Патлай.

Работа над спектаклем шла долго. Во время первых собраний труппы Елена Анатольевна приглашала актрис за стол, приносила нехитрую еду, разливала чай. «Не было готовой пьесы. Она рассказывала истории, что-то предлагала, смотрела, как это откликается у каждой из нас. И постепенно всё уложилось,»— говорит Наталья Сапецкая. Работа над спектаклем была не из лёгких, режиссёру приходилось долго выстраивать сценический нарратив и отвечать на вопросы. Во время представления в центре сцены находятся одна или две актрисы а остальные заняты другим. «Я ее спрашивала, что я делаю, когда я стою у стены или сижу молча?» — вспоминает Варвара Фаэр, у которой во время репетиций был непростой момент в жизни. На это Гремина ответила: «Вы с вашими переживаниями просто часть этой фрески». В другой ситуации режиссёр смогла мобилизовать актрис вопросом о том, интересна ли им эта история.

Запуск спектакля шёл сложно — у Елены Анатольевны умерла мама, и эта потеря замедлила работу над постановкой. Международная премьера прошла в Праге. «Репетировали в театре и в лобби отеля, когда в театре было занято. Почти без сна», — вспоминает одна из актрис.

Постановка потрясла и зрителей, и участников. «Зал театра был огромным — стандартная итальянская высокая сцена и огромный зрительный зал. Чтобы приблизить действо к доковской камерности, мы посадили зрителей на сцену, поставив стулья амфитеатром. И вот за их спинами была темнота и пустота огромного зала», — вспоминает Сапецкая.

Актрисы не только читали тексты, но и сами работали с ними. Методика у каждой была своя. «Я прочла всю книгу своего героя, пришлось поискать её, чтобы купить», — говорит Наталья Сапецкая. На сцене она читает отрывки из достаточно большого произведения.

Последняя осада. Падение Константинополя во сне и наяву
(Фото: Мария Тер)

«Я смотрела научные сериалы — кажется, не турецкие, скорее англоязычные», — рассказывает Анна Котова.

У Варвары Фаэр постановка легла на почву её научного интереса к турецкому кино и работам режиссёра Тефика Гюнея, а у Анастасии Патлай — на личные впечатления от пребывания в Константинополе и жизни внутри города, в квартале Султанахмет. Когда её персонаж на сцене произносит реплику о Святой Софии, то можно представить себе Великую церковь и то впечатление, которое она производила на окружающих.

В итоге спектакль собирал полные (камерные) залы не только в Москве, но и в Праге, городах Грузии и Армении. У актрис были идеи вывезти его в Турцию, однако режиссёр в итоге сделать это не решилась.

Успешная постановка игралась на сцене «Театра.doc» с 2013 по 2020 годы.

Попытка рецензии

Говорить об исторических ошибках в спектакле невозможно. Во-первых, никто точно не знает, как пал Константинополь, — и действо, приснившееся русскому режиссёру, вряд ли уступает по точности генуэзским и венецианским пересказам историй современников тех событий. Во-вторых, театральное искусство не преследует цели воссоздать события прошлого. Это не историческая реконструкция, а рассказ о сути людей, которые жили в то время, и о вопросах, которыми они задавались.

Последняя осада. Падение Константинополя во сне и наяву
(Фото: Мария Тер)

Один из явных плюсов — ввод русского зрителя в событие мирового масштаба.

От спектакля в «Театре.doc» ждёшь обыгрывания современности, однако в этой постановке происходящее на сцене выводит зрителя за рамки повседневности — и шире, за рамки русской истории.

В одном из поздних интервью Иосиф Бродский писал, что русский человек замкнут на том, что происходит внутри страны, и вовлечён в постоянно воспроизводящуюся иерархическую систему.

Спектакль разбивает эту цепь, разрушает порочный круг. Русский человек вдруг оказывается в кругу всемирной истории, в стороне от традиционного нарратива.

Наедине с общечеловеческими вопросами, которые требовали ответа в эпоху аркебуз и арбалетов и требуют их в эпоху твиттера, телеграма и быстрых новостей.

На сцене можно услышать стихи суфия Юнуса Эмре, цитаты из «Записок янычара» и пересказ Нестора Искандера — свидетеля осады, потом написавшего об этом текст, популярный на Руси.

Ещё одним героем камерного спектакля — или героиней, если учитывать особенность постановки, — является сам Константинополь (который в греческом языке обозначается существительным женского рода — πόλῖς). Когда Лука Нотара говорит о Святой Софии, в которой вершится латинская литургия, каждый, кто был в Великой церкви, понимает, о чём идёт речь. Когда мастер Орбан — венгерский пушкарь — говорит про своё орудие, способное разрушить стены города, можно предположить, что играющая Орбана актриса была на месте событий и видела холм возле ворот Топкапы, на котором стояла орбанова бомбарда. Личное переживание пространства делает спектакль глубже и добавляет ему дополнительное измерение.

Последняя осада. Падение Константинополя во сне и наяву
(Фото: Мария Тер)

В происходящем на сцене чувствуется глубокая человечность, полифония защитников, осаждающих, «европейских партнёров», которых играют пять актрис.

Это напряжённое повествование, от которого невозможно оторваться до самого конца, несмотря на то, что он очевиден.

Глубокое, иррациональное проникновение в характеры людей позволяет оживить страницы текстов, уйти от статичной памяти. Но главный плюс в том, что все роли играют женщины — и традиционно мужской нарратив о борьбе султана с императором вдруг приобретает новые, непривычные тональности. Возможно, как раз так следует рассказывать эту историю в будущем.

Говорить о недостатках здесь сложно. Главный из них — это нерешённый вопрос о достоинстве империи. Не очень понятно, за что так отважно боролся император Константин, что он защищал. Возможно, этот вопрос не был решён самой Еленой Греминой. И если османская сторона — сторона молодая и победительная — в спектакле показана ярко, то Византия предстаёт довольно блёклой. В ней есть православие, есть науки, но нет единого общего понимания, нет ощущения взаимосвязи и старой культуры, которыми была проникнута вся ромейская вселенная.

Последняя осада. Падение Константинополя во сне и наяву
(Фото: Мария Тер)

Во время действа хочется спроецировать на стену зала мозаики и фрески Хоры и показать, как разные искусства сочетались одно с другим и образовывали причудливую вязь империи. Для постсоветского человека такая империя, империя смыслов, кажется невозможной, но для османов и византийцев всё было иначе.

После взятия Константинополя султан Мехмед не стал переименовывать город, а сохранил его имя — аль-Кунстантинийя. Себя он назвал «кайсар-ар-рум» — «цезарем Римским», тем самым подчеркнув наследство от Константина. В спектакле этого нет — его создательница хоть и любит Родину, но кажется устала от зла, и её героини не очень понимают зачем империю защищать.

Второй момент — фокус изображения осады на Керкопорте. Он сосредоточен на калитке, которую византийцы якобы оставили открытой — и через которую янычары утром 29 мая ворвались в город. Поиск этой калитки в течение полутора веков результатов не дал, предлагались разные варианты, однако историки Ханак и Филиппидес в монографии пришли к выводу, что это легенда, призванная объяснить падение города.

Скорее всего, защитники не смогли отразить штурм по длинной линии периметра и янычары ворвались в город в нескольких местах, в том числе и через калитку.

Лука Нотара, которого обвиняют в предательстве, не имел к этому району никакого отношения — он контролировал уязвимые стены на Золотом Роге, через который в 1204 году крестоносцы ворвались в город. Однако, во-первых, в Керкопорту верили очень многие, а во-вторых, монография Ханака и Филиппидеса, в которой история про калитку ставилась под вопрос, вышла только в 2011 году. Профессионалы оценили её только через четыре года, поэтому сложно упрекнуть Елену Гремину в том, что она её не прочитала.

Однако главное — вопросы: «кто я?», «где я?», «за что я готов умереть?» — в спектакле есть. Ответы самые разные, как и мотивации персонажей. «Мой герой — конформист-резонёр», — говорит Анастасия Патлай. «Я играю человека, который всю жизнь был обижен на отца», — отмечает Анна Котова. «Мой персонаж — человек, который не может смириться с нашествием нового мира. Он совершает ошибки самозабвенно, с чистым сердцем», — говорит Татьяна Паршина.

Все эти ответы имеют право на существование хотя бы потому, что историки не готовы с ними спорить. Источники спутаны и писались через много лет людьми, далёкими от событий. О последних минутах последнего императора не известно ничего — и все наши реконструкции не более, а может быть, и менее достоверны хора пяти женщин, рассказывающих о судьбе главного города мира.

Последняя осада. Падение Константинополя во сне и наяву
(Фото: Мария Тер)

«Перед тем как играть спектакль, мы всегда, с подачи Елены Анатольевны, говорим, что мы отстоим город. Важно выходить (на сцену. — Прим.ред.) с верой, что это получится», — говорит актриса Наталья Сапецкая.

Однако всему приходит своё время. В 2018 году из жизни ушёл муж Елены Греминой Михаил Угаров. Очень скоро умерла и сама Елена Анатольевна. После этого постановка просуществовала ещё два года. Последний показ состоялся в марте 2020 года, когда актрисы снова собрались вместе.

Спектакль закончен.

«Больше мы его не будем играть», — спокойно говорит Анастасия Патлай, которая взяла на себя часть административной работы после смерти Греминой. С ней согласны и другие актрисы спектакля. Пока же спектакль «150 причин не защищать Родину» можно посмотреть на документальном портале Nonfiction — и пожалуй, сделать это стоит, чтобы понять, какой Константинополь готов защищать каждый из нас.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Как Нолан «продинамил» зрителя
О чём молчат пустынные пляжи киношного Дюнкерка

С историческими фильмами в последнее время одна и та же беда — выходишь из кинотеатра, щурясь от света, чешешь репу и думаешь — что это было, и точно ли «это» именно про ту историю? Фильм Кристофера Нолана «Дюнкерк», богатый разными другими достоинствами, не поражает масштабами. В отличие от реальных событий, которые он был призван нам показать.

17K
24
11
1
Три главные ошибки стратегии и тактики в «Игре Престолов»

Джордж Мартин любим поклонниками за историческую достоверность, однако сериал уже два сезона как оторвался от книг и летит по пачке Беломора. Динамики прибавилось, да и персонажи почти перестали умирать, зато реалистичность сражений вызывает сомнения. И вовсе не потому, что в них участвуют живые мертвецы и драконы.

38K
26
9
160
«Белый тигр» — в кино в пять раз лучше
Что посмотреть про танчики

Снимать фильмы по книгам — дело выгодное. Писателю копеечка капает, киношникам меньше возни с сюжетом и гарантия, что на «Пятьдесят сумерек дивергента» как минимум читатели, да сходят. Ну а зрителям, на худой конец, можно зарубиться в спецолимпиаде на тему: что круче — первоисточник или экранное воплощение. Обычно книга лучше… Но с «Белым тигром» Шахназарова по мотивам романа Ильи Бояшова все вышло наоборот. И вот почему.

15K
21
12
74
Здравствуй, белочка
Суровый северокорейский кавай

По выжженным полям ползут тяжёлые, усеянные шипами мамонт-танки с тремя стволами. Генерал походя расстреливает агента по завершении спецоперации. Попавшее в засаду отделение противника сжигают заживо из огнемётов… Что происходит?

22K
28
5
299
Крепкий орешек по-советски
Бабушки и дирижабли против эсэсовцев под веществами

На рубеже кукурузно-оттепельной эпохи Хрущёва и портвейно-застойной брежневской эры на советские экраны вышел фильм «Крепкий орешек». Повествующий отнюдь не о борьбе Ивана Маклейнова в условиях развитого социализма. Впрочем, чего ещё можно ожидать от ленты, сценарий к которой писал Эфраим Севела?

17K
17
8
338
С той стороны: 5 немецких романов о Второй мировой

Мы все знаем книги «Живые и мертвые», «Прокляты и убиты», «Судьба человека», «В окопах Сталинграда», «А зори здесь тихие» и десятки других произведений о Великой Отечественной войне. Но что писали о ней те, с кем мы воевали?

63K
20
20
600
«Армия Спасения»
«Клюква», которая стоит просмотра

Если хочется провести пару часов длинным осенним вечером за лёгкой военной киношкой в стиле «Red Alert», то вот вам развесистая и сочная клюква. В 2000 году, на фоне саркастичного угара «ДМБ», фильм «Армия спасения» остался практически незамеченным. А зря.

10K
10
3
108
Василий Верещагин — художник, что рисует солнце
(но все почему-то замечают только отрезанные головы)

Первая и часто единственная картина Верещагина, которую показывают школьникам, — «Апофеоз войны». От этого у публики о нём зачастую создается ложное представление как о хиппи, ненавидевшем насилие и топившем за мир во всём мире. О невероятной биографии Верещагина можно снять сериал, и ещё на сборник анекдотов останется.

11K
26
4
114
Советские танки в Фульдском коридоре? Ня!
Веселые картинки экран покажет наш

Нет такого явления, о котором не сняли бы аниме. В начале 80-х вышел шизомилитаристский опус про Третью мировую с ядерными грибами над Нью-Йорком и Москвой, снятый по мотивам романа Джона Хакетта. Аниме Future War 198X, при всех штампах, клюкве и невменяемости персонажей заслуживает внимания. Где ещё можно увидеть наполненную пафосом сцену прорыва Фульдского коридора танками 8-й гвардейской армии?

17K
37
5
251
Спецслужбы и яды ХХ века: как КГБ и ЦРУ травили врагов

Политические отравления в обыденном сознании связаны с древностью. Борджиа и их современники по Ренессансу вовсю травили окружающих — но со временем это вышло из моды и приличий. Однако ХХ век с его научными открытиями, тайными играми разведок и жёсткими политическими противостояниями стал временем возрождения искусства отравления.

129K
74
58
530
Азербайджанский эксперт — о войне и мире в Нагорном Карабахе

Сегодня президент Азербайджана Ильхам Алиев написал в Твиттере о взятии под контроль города Джебраил (Мехакаван) и нескольких сел, прилегающих к Нагорному Карабаху. Армянская сторона не подтверждает это заявление и сообщает о гибели мирных жителей под обстрелами в городах Шуша и Степанакерт.

53K
48
124
132
10 «школьных» заблуждений о предвоенных репрессиях в Красной армии

Красную армию обезглавили перед войной. 1941 года не было бы, если бы не 1937-й. А может быть, наоборот, репрессии — это очищение? Так как же всё было на самом деле?

60K
116
380
786
Чёрные и белые мифы о ленд-лизе: в трёх соснах

Вторая мировая война — и ленд-лиз. А можно ли было вообще без него? Здесь не будет срывания покровов и погружения в нюансы, но большинство спорщиков о ленд-лизе обычно блуждают именно в этих трёх соснах.

48K
144
445
884
Правда ли? Эсэсовцы массово воевали во французском Иностранном легионе

Французский Иностранный легион имел германский акцент с первых дней: король Луи-Филипп создал его в 1831 году из наёмных немецких и швейцарских полков. Непростое, но массовое присутствие немцев в Легионе продлилось полтора века — его не прекратили ни мировые войны, ни взаимная ненависть французов и немцев.

25K
96
20
336
Зенитная самоходка «Деривация»: отличная новинка — или полный провал?

В последние годы российский ВПК показал большое количество новых образцов военной техники. Многие из них вызывают критику — и часто справедливую. Но порой ругают проекты, которые этого не заслуживают. Один из подобных примеров — новая ЗСУ «Деривация». Давайте разберёмся подробно.

24K
67
90
114
В лучах чужой славы: липовые ветераны

Эти люди появляются практически на каждом крупном мероприятии, посвящённом Великой Отечественной войне. Они получают свою толику славы, почёта и уважения, зачастую проникая туда, куда «простым смертным» путь оказывается заказан. Они попадают на страницы печатных изданий, в статьи, телепередачи, открытки, картины. Это — липовые ветераны.

48K
131
134
6.1K
Самый тёмный час: штурм Грозного

Штурм Грозного зимой 1994-95 годов стал крупнейшей катастрофой современной российской армии. Операция, которую планировали провести быстро и красиво, обернулась оглушительной трагедией. Как же так вышло?

48K
140
110
1.4K
Вагенбург против рыцарской конницы: рождение и гибель тактики

Все знают, что такое вагенбург. Все знают, что эта тактика сложилась в ходе Гуситских войн. Однако мало кто скажет, какие у этого явления были предпосылки, как развивалась тактика, кто её перенял и как же побеждали противника, засевшего в импровизированной крепости. Об этом мы и расскажем.

46K
80
69
513
10 «школьных» заблуждений о русской военной истории

На Куликовом поле не было пехоты, стрельцы не воевали в красном, Карл XII не нападал на Россию!

323K
149
100
897
Как начинают войны: ликбез

Чтобы пересчитать все горячие точки планеты в 2017, вам не хватит пальцев обеих рук. В 2016 году в них погибло более 130 тысяч человек, что значительно меньше, чем в 2014, но примерно столько же, сколько в 2015. Хотя официально ни одной войны сейчас не идёт. Война вообще-то запрещена.

170K
72
12
274
Плавучие ветераны Второй мировой: самые старые действующие военные корабли

Вторая мировая была настолько давно, что корабли, принимавшие в ней участие, уже давно превратились в плавучие музеи. Но не все! Некоторые всё ещё стоят в строю и гордо несут флаги своих стран. Мы собрали для вас подборку самых интересных кораблей-ветеранов.

170K
45
14
81
Острее бритвы: как правильно точить ножи

Пришли на шашлыки, а тупой «дедушкин» ножик не режет мясо? Вовремя затачивать надо было! Чтобы вы больше не попали впросак в такой ситуации — наша статья о том, как же правильно «лечить» затупившиеся клинки.

145K
80
59
467
Взгляд Запада: каким видели советский спецназ в Афганистане

Советского спецназа на Западе очень боялись — и заслуженно. О наших бойцах писали в зарубежной прессе, рассказывали душманы. За Spetsnaz пристально следили за океаном. О подвигах бойцов в Афганистане ходило много легенд. Какие из них правда? Сейчас расскажем.

137K
105
27
869
Спецслужбы и яды ХХ века: как КГБ и ЦРУ травили врагов

Политические отравления в обыденном сознании связаны с древностью. Борджиа и их современники по Ренессансу вовсю травили окружающих — но со временем это вышло из моды и приличий. Однако ХХ век с его научными открытиями, тайными играми разведок и жёсткими политическими противостояниями стал временем возрождения искусства отравления.

129K
74
58
530
Ликбез: зачем танку бревно

Танк — это вам не шуточки, а грозная боевая машина, обвешанная орудиями смерти! Но кроме привычных всем пушек, пулемётов и гусениц на нём частенько можно увидеть самые странные навороты. И по степени непонятности одно из первых мест занимает обычное бревно. Казалось бы, зачем оно на танке? Мы разобрались.

113K
64
34
457
Тест: Какой вы военачальник?

Всегда мечтали стать Верховным Главнокомандующим, но что-то мешало? Опыт знаменитых военачальников прошлого поможет подготовиться как следует и избежать ошибок. Пройдите тест WARHEAD.SU и узнайте, какой стиль командования войсками ближе именно вам.

105K
13
5
276
Советская пехота держит удар: как растерялись «тигры»

«Разгромить!» — такой безапелляционный приказ получил свежий 507-й тяжёлый танковый батальон «тигров». Его машины 21 марта 1944 года выгрузились с платформ в районе Львова прямо к началу нового наступления Красной армии. Ожидания немецкого командования по поводу чудесной силы «тигров» оказались обмануты самым подлым образом.

105K
106
29
742
WARBLOGS