Что, если?

Охота на динозавров: в поисках самой опасной цели

Тема охоты на динозавров не оставляет человечество. Первобытный инстинкт — завалить самую грозную и огромную добычу! Но для начала стоит внимательно изучить будущего противника. Кого из динозавров охотнику всё же стоит опасаться? В чём соврал «Парк юрского периода»? И получится ли сделать из тираннозавра вкусный стейк?
Михаил Котов
  • 11K
  • 10
  • 1
  • 79

Чтобы грамотно ответить на все вопросы, мы пригласили эксперта — Светлану Ястребову, биолога и научного журналиста.

Куда лучше стрелять в динозавра, особенно хищного, чтобы наверняка завалить? И есть ли у них какая-то защита, способная спасти от единичного выстрела (например, дублирование функций сердца)?

Зависит от его размера и от того, из чего вы собрались стрелять. Если калибр маловат, стреляй куда хочешь — всё равно не поможет.

(Изображение: National Geographic)

Особой защиты от единичных выстрелов у динозавров, конечно, не было, потому что во времена их существования никто и не стрелял. Но если бы кто-то попробовал, скорее всего, крупных динозавров защитили бы прочные толстые кости черепа. А функции сердца, вероятно, дублировались у тех, кто был настолько огромным, что одного «насоса» им не хватало, а не у тех, кто хотел от кого-то спастись. Однако полноценного второго сердца у динозавров точно не было — как и второго мозга.

Прежде чем стрелять в динозавра, вспомните: у хищников обычно невкусное мясо, поскольку в нём накапливается всё самое нехорошее из мяса травоядных. Оно вам надо?

Реально ли попасть тираннозавру в мозг, чтобы сразу убить?

Головной мозг у тираннозавров был мельче нашего по сравнению с телом (а может, и по абсолютной величине), да и черепные кости потолще, чем у многих. То есть, в мозг попасть сложно, но можно. Однако это не гарантия гибели тираннозавра.

Люди иногда случайно пробивают себе голову, и ничего — живут потом, разговаривают.

Только характер у них портится.

(Изображение: National Geographic)

Легко ли охотнику будет разглядеть динозавров в траве и джунглях? Была ли у них маскировочная окраска?

Сейчас уже мало кто сомневается, что большинство динозавров были (по крайней мере, частично) покрыты перьями. Прямое доказательство этому — останки динозавра с чешуйками на коже и перьями одновременно — нашли меньше пяти лет назад. Какого точно цвета были эти перья, точно не сказать: за десятки миллионов лет все красящие вещества (пигменты) в них разложились.

Но вряд ли оттенки были экзотическими: пигменты-то у всех животных одни и те же. Большинство современных птиц, особенно самки, имеют серо-коричневую маскировочную окраску, так почему бы её не иметь и динозаврам?

Даже самый яркий попугай без труда «спрячется» в тропическом лесу: там столько различных цветов, что вычленить кого-то одного из этого буйства красок весьма непросто.

Кроме красящих веществ цвет динозаврам обеспечивали и некоторые физические явления. Перья павлинов и крылья бабочек такие яркие не потому, что содержат какие-то необычные пигменты, а потому, что микрочешуйки на них особым образом отражают и преломляют свет.

Велоцираптор с оперением

Чуть больше месяца назад благодаря необычной находке родственника велоцираптора в Китае учёные доказали, что и у динозавров такое наблюдалось.

Существовали ли динозавры, защищённые прочными костяными пластинами? И насколько «серьёзны» были эти пластины?

Да. Это животные из группы тиреофоры («носители щитов»), в которую входили анкилозавры и стегозавры, а также многие менее известные динозавры. Травоядного шестиметрового анкилозавра они наверняка неплохо защищали от крупных хищников вроде тираннозавра, ведь пластины покрывали его голову, шею (обычно самое уязвимое место, куда бьют все хищники) и спину.

А вот громадные костные пластины стегозавра не лежали на спине, а торчали из неё. У ближайших родственников стегозавра их нет, в этом смысле он уникален.

Если бы пластины требовались для охлаждения, то пригодились бы и остальным. Вероятно, стегозавр развил эти пластины как украшение — для привлечения самок. Внутри его щитков нашли ходы. Вполне возможно, в них проходили кровеносные сосуды, которые наполняли пластины и помогали «раскрашивать» их в различные цвета.

Cтегозавры

Кого из динозавров вы бы назвали самой главной угрозой человеку и почему?

Хочется на месте наиболее опасного для человека динозавра представить гигантского хищника, вроде тираннозавра и его ближайших крупных родственников. Но мы для них были бы слишком мелкими, и вряд ли бы они на нас охотились.

В наше время гораздо больше людей погибает из-за травоядных (каких-нибудь копытных), а не в зубах хищников. Конечно, у крупного (да и вообще любого) травоядного динозавра не стояло бы цели «завалить» человека, но в порыве ярости такое существо вполне могло лягнуть его или затоптать.

Так что выбираем любого травоядного динозавра длиной два-пять метров, который нам по вкусу.

Можно и стадного, тогда вам достанется от всех сразу.

Для какого-нибудь диплодока мы были бы великоваты — примерно как копытный лемминг для северного оленя… так что он вряд ли обратил бы на нас внимание. Значит, его можно не бояться.

(Изображение: National Geographic)

У нас в статье про оружие для охоты на динозавров автор счёл велоцирапторов практически безобидными «индюками». Но в фильме «Парк юрского периода» велоцирапторы серьёзные, хоть и туповатые, хищники. А как на самом деле было?

Автор статьи во многом прав. Динозавры — по крайней мере, их прямые потомки — живут среди нас, и индюки вполне к ним относятся. По одной из теорий, велоцирапторы — это птицы. По другой, они имеют с птицами общего предка.

В «Парке юрского периода» есть один ляп (на самом деле не один, но этот самый заметный). В фильме изобразили не велоцирапторов, а их родственников — дейнонихов.

Когда Майкл Крайтон писал «Парк юрского периода», этих животных в некоторых классификациях причисляли к велоцирапторам. Он эту ошибку в книге исправил, а сценаристы фильма нет. Дейноних был раза в два крупнее велоцираптора и скакал по веткам, а размер велоцираптора и вправду был индюшачий.

Существо размером с индюка вряд ли стало бы охотиться на человека: оно же не настолько глупое.

Но самки вполне могли поранить даже крупное животное, если бы им казалось, что оно угрожает детям. Правда, мы точно не знаем, существовала ли у них забота о потомстве.

Дейноних

Короче говоря, для людей велоцирапторы вряд ли бы представляли опасность. А вот для существ раз в десять полегче — вполне.

Что насчёт опасности стайных динозавров? Вариант — стреляешь в одного, налетает вся стая — возможен? Охотились ли они большими стаями?

Это вряд ли. Скорее всего, у велоцирапторов вообще не было стай. По крайней мере, никто никогда не находил крупных скоплений их скелетов. Но вот несколько дейнонихов рядом с предполагаемой добычей находили. При этом у части скелетов дейнонихов не хватало костей, а оставшиеся выглядели так, будто их кто-то долго и с упоением кусал.

Кто бы это мог быть? Уж точно не самообороняющиеся травоядные.

Скорее, эти товарищи отгоняли друг друга от добычи, а тех, кого отогнали особенно эффективно, потом тоже ели — чего мясу пропадать.

Сейчас так делают вараны.

Если велоцираптор — птица или почти птица, то чтобы представить себе его поведение, стоит вспомнить современных хищных птиц. Возьмём, например, птицу-секретаря. Она единственная из ястребиных не поднимается в воздух для охоты, а ведёт «атаку бравой пехоты»: несётся, размахивая крыльями, в сторону предполагаемой добычи. Та пугается и начинает улепётывать (даже если это змея). Если животному не повезло, и птица-секретарь его догнала, та пришпиливает его когтями к земле и начинает бить клювом. Как и остальные хищные птицы, стаями «секретари» не охотятся, а живут семейными парами.

Подытожу: для современного охотника, оснащённого серьёзным калибром, динозавры вряд ли бы стали большой проблемой. Даже в юрском и меловом периодах современный человек будет самым главным и опасным хищником.

Как, впрочем, и в наше время.

Подписки в соцсетях