Цепные монстры: британские противоминные тралы в Африке

Вторая мировая преподнесла британской армии много сюрпризов. С противотанковыми минами англичане, конечно же, были знакомы, но их массовое применение в Африке оказалось в новинку. Реагировать приходилось быстро: британский гений изобретал противоминные тралы, порой абсолютно монструозного вида. Впрочем, смотрите сами.

Первые столкновения между английскими и итальянскими частями произошли в Абиссинии, где обе стороны использовали мины без особого успеха. На итальянских противотанковых B-2 и V-3 подорвалось некоторое количество бронемашин, несильно замедлив продвижение британского корпуса, а на установленном британцами минном поле зажарились слон и жираф. Решив, что такая заготовка не особо вкусного мяса никому не нужна, англичане сняли заграждение ввиду его очевидной бесполезности.

Именно в Абиссинии британский Инженерный корпус получил первый опыт работы с минами, а заодно опробовал первые попытки соорудить примитивные средства разминирования. Один из кустарных тралов представлял собой бочку, надетую на ось, к которой приладили некое подобие «гребёнки» для извлечения мин из земли. Вся конструкция крепилась к лошадиной упряжке, которая перемещалась по минному полю, поднимая «сюрпризы» из земли.

Трал на лошадиной тяге

Однако более профессиональным противником оказались немецкие части, использовавшие в том числе противотанковые мины (например, T.Mi.35 различных модификаций). В ответ британцы попытались разработать аналог таких устройств, присвоив им индекс Mk.II. Получилось, конечно, не очень — зато много.

Бегая туда-сюда по Северной Африке, обе армии прикрывали свои позиции с помощью сапёров. А так как преодолевать минные поля всё же приходилось, то инженерами союзников был придуман прообраз цепного трала.

Прототип функционировал на основе двух грузовиков «Ford», с одного из которых сняли двигатель и прикрутили на шасси другой машины. Цепной трал, представлявший собой барабан с приваренными к нему цепями, устанавливался на выносном креплении перед автомобилем и приводился в действие с помощью двигателя второго грузовика. Раскручиваясь, цепы били по земле, вызывая детонацию установленных мин.

«Матильда Скорпион»

Первый экземпляр «Durban MkI» (по названию родного города инженера-изобретателя — Абрахама Дю Туа) имел существенные недостатки: плохую защищённость водителя от поражающих элементов и большую массу трала, что уменьшало скорость передвижения. Вторая версия цепного трала, разработанная майором Гриллингом («Scorpion MkII»), была смонтирована на шасси танка «Matilda» и запущена в мелкосерийное производство (в итоге построили 24 таких танка, которые успешно применялись англичанами в ходе военных действий). А Дю Туа, к тому моменту спешно вызванный в метрополию, довёл идею специализированного инженерного танка до логического завершения. Танк получил название «Матильда Барон» и выпускался аж в трёх версиях.

«Матильда Барон»

Антон Железняк
Антон Железняк
Эксперт по техническим и инженерным вопросам

«Матильда» сама по себе — достаточно специфическая платформа и на роль инженерного танка не очень годилась. В итоге все шесть десятков «Баронов» использовались в основном для тренировок танкистов-сапёров и испытаний нового оборудования.

«Шерман Краб» за работой

В войсках же во время высадки в Нормандии уже вовсю применялись «Шерман Краб» — цепные тралы, смонтированные на базе танка М4. Это была вершина развития скоростного разминирования (чему положили начало эксперименты 8-й армии).

С катковыми тралами вышло получше, но не особо. Первый вариант трала AMRA, созданный аж в 1937 году, получился не очень удобным: при взрыве разрушались зубцы катка, приходилось демонтировать всю конструкцию, которой требовался долгосрочный ремонт. Конструкцию признали не слишком удачной, но 140 таких тралов построили на всякий случай… оставив их в Англии.

«Валентайн AMRA»

Запрос на поставку таких тралов ничего не дал, так что инженеры продолжили изобретать «из камней и веток». Танк «Скарабей» («Scarab tank») представлял собой вариант танка «Матильда» с катковым эрзац-тралом, собранным из 44-галлонной бочки, нашпигованной железными штырями в растворе бетона, залитом внутрь. Бочка надевалась на ось и крепилась на выносных валах. В теории этот трал, получивший имя «Дикобраз» («Porcupine»), должен был «прокатывать» дорогу для наступающих войск, либо активируя мины своим весом, либо извлекая их на свет божий. Практика показала, что, во-первых, на твёрдом грунте активация «сюрпризов» оставляет желать лучшего, а во-вторых, спустя небольшое количество подрывов трал становился непригодным к работе, так что проще было выкинуть останки.

Тогда в чью-то умную голову пришла идея установить трал в задней части грузовика Ford. Водителя защищали мешки с песком, оставляя ему шанс выжить при наезде на мину, а сам трал катился по земле позади машины. На испытаниях две противотанковые немецкие мины установили одну на другую, «Дикобраз» наехал на них, раздался «бах!», и… часть трала отбросило на грузовик, который полностью вышел из строя. Тем не менее после вытеснения немцев из Северной Африки на таких грузовиках сапёры перемещались по особо опасным и непроверенным местам.

Да, позднее были разработаны плуги для извлечения мин из земли, несколько вариантов катковых и цепных тралов, подрывные заряды для быстрого разминирования и прочие чудеса инженерно-сапёрного разума. Однако всё это могло оказаться невозможным, если бы во время Африканской кампании не начались эксперименты по разминированию — запущенные не от самой хорошей жизни.

Похожие статьи