Вторая мировая

«Фаршированный» майор

Игры плаща и кинжала — это, прежде всего, столкновения умов. Весной 1943 года британские разведчики приложили огромные усилия, чтобы испанские и немецкие коллеги поверили, будто прибитое к их берегам тело с секретными документами не изощрённая подстава.
Кирилл Копылов
  • 23K
  • 19
  • 6
  • 212

Невостребованный

28 января 1943 года коронер северного Лондона Бентли Пюршез набрал телефонный номер «кого следует» и сообщил, что у него, похоже, есть то, что они искали. На его столе лежало тело 34-летнего бездомного Глиндора Майкла. Отравившегося крысиным ядом бедолагу нашли без сознания в пустующем складе возле железнодорожных путей. Через двое суток он отошёл в лучший мир, а тело оказалось перед Пюршезом.

Людям из ведомства, о котором в военное время опасно говорить вслух, требовалось совершенно определённое тело. Мужчина 30-35 лет без особых примет, следов насильственной смерти или хронических болезней, желательно неопознанный или тот, за кем никто не придёт. Бедолага Глиндор подходил по всем параметрам: бездомный валлиец, случайно попавший в Лондон, родители умерли, о других членах семьи ничего не известно, друзей нет.

Тело Глиндора Майкла

Что касается причины смерти — принятой дозы яда хватило, чтобы убить его, но после некоторого времени в холодильнике (а потом и в холодной морской воде) найти следы было бы уже невозможно. Офицеров, быстро приехавших из разведки, кадавр вполне удовлетворил. Единственное, о чём их предупредил Пюршез — он сможет держать тело в холодильнике не более 90 дней, дальше оно просто станет «непригодным». Заморозить же было нельзя: это стало бы слишком очевидно, когда труп «пошёл в дело». Офицеры заверили Бентли, что они тоже сильно спешат.

Шпионские игры

Идея подбросить противнику труп с «секретными документами» стара как мир. Вскоре после начала войны она вновь стала циркулировать в британской военно-морской разведке, не в последнюю очередь благодаря новому помощнику начальника — некоему Яну Флемингу (тот самый автор романов о Джеймсе Бонде). Но на приведение этой идеи в жизнь британцев подтолкнули два события.

В январе 1943 года было принято решение о высадке на Сицилию, а вместе с тем и о широкомасштабной дезинформационной кампании. Незадолго до этого, осенью 1942 года, неподалёку от Кадиса разбился британский военно-транспортный самолёт, и тело курьера с секретными документами выбросило на испанский берег. Запечатанные секретные конверты вернули британцам, и эксперты установили, что их не открывали. Однако были все основания полагать, что испанцы ознакомились с их содержанием и передали данные своим немецким коллегам.

Британцы решили этим воспользоваться, чтобы подкинуть «секретные документы» о ложной цели высадки — на этот раз намеренно.

Чарльз Колмондели и Ивен Монтегю во время транспортировки тела Глиндора Майкла

Возглавили операцию два офицера-разведчика — Ивен Монтегю и Чарльз Колмондели. Для начала они пошли за советом к знаменитому патологоанатому и судмедэксперту Бернарду Спилсбери. Тот обнадёжил, что план вполне выполнимый, и подходящих тел в избытке; кроме того, испанцы, по религиозным соображениям не часто проводившие аутопсию, не являются особыми мастерами этого дела. Также он заверил, что любой судмедэксперт прежде всего ищет свидетельства наиболее очевидной для него причины смерти, а не пытается найти неизвестное. Испанцы будут ожидать следы авиакатастрофы, утопление и, возможно, переохлаждение. При грамотной подготовке обмануть их не составит труда.

Офицер и джентльмен

Перед Монтегю и Колмондели стояли три глобальные цели. Доставить тело с документами на испанский берег, чтобы оно точно попало куда и кому надо; сделать так, чтобы все поверили, будто это погибший офицер-курьер. И, наконец, сфабриковать достаточно правдоподобные фальшивки о планах высадки, которые проглотят немцы.

Придуманного офицера назвали Уильямом Мартином — благозвучное и распространённое имя. Чтобы принять решение о его звании и роде службы, потребовалось несколько мозговых штурмов. Сначала его хотели сделать морским офицером в ранге лейтенант-коммандера, однако остановились на капитане (с временным званием майора) морской пехоты. Капитанов и майоров морской пехоты — толпы, они теряются на общем фоне и выполняют множество разнообразных поручений. К тому же, в отличие от франтоватых морских офицеров, они носят стандартную форму массового производства, а не заказывают сшитую по индивидуальной мерке в особых ателье.

Поддельное удостоверение майора Уильяма Мартина

На эту легенду выписали все необходимые документы, которые целенаправленно состарили, особенно удостоверение личности. Капитан Мартин был штабистом, а значит то и дело ходил через всякие пропускные пункты и постоянно доставал свои удостоверения. Форму собирали по разным углам — что-то специально разнашивали, а что-то поношенное просили у коллег. Мартин — рядовой служака, он не может ходить во всём новом и прямо со склада.

Его карманам предстояло отразить бытийность среднего офицера. Туда положили фото невесты и письма от неё (фотографии одной из офисных секретарш и написанные ею же послания), чек на обручальное кольцо из дорогого ювелирного (туда и правда пришлось сбегать), письмо от строгого отца (плод коллективного творчества на основе собственного тяжёлого опыта офицеров, задействованных в операции), письмо из банка с требованием погасить просрочку по кредиту, а также чеки из различных лондонских магазинов, отелей и ресторанов.

Специально для набожных испанцев добавили крестик и образок святого Христофора, покровителя путешественников.

Фальшивые «секретные документы» фабриковали особенно тщательно. Главный вопрос состоял в следующем: что может везти крайне достоверное, конфиденциальное, но при этом незашифрованное ничем не примечательный курьер? Решили, что «майор Мартин» — специалист в области морских десантов — поедет к новому месту службы и повезёт с собой как доверенное лицо несколько частных писем секретного содержания. Вполне обыденная практика.

Фото невесты майора Мартина и письмо из банка о просрочке кредита

Самым важным стало написанное под диктовку письмо заместителя начальника Имперского генерального штаба генерала Ная командующему 18-й армией генералу Александеру. В котором, между делом, сообщалось о небольших изменениях в плане предстоящей высадки в Греции.

Тело придумали выбросить на побережье испанской провинции Уэльва: местные военные и гражданские власти были известными сторонниками Германии, там имелась и разветвлённая немецкая резидентура. Пришлось немного поломать голову над способом доставки. От первоначальной задумки сброса в воду с самолёта пришлось отказаться — специалисты-гидрографы сообщили, что для того, чтобы клиент стопроцентно приплыл на берег в нужном месте, его потребуется опустить в воду в совершенно конкретной точке и с высокой точностью.

Решили использовать подводную лодку, которая всплыла бы у испанского берега и выкинула тело за борт. Выбор пал на «Сераф» — в 1942 году её много раз привлекали для выполнения специальных операций, а сейчас как раз завершали ремонт на шотландских верфях. Для перевозки тела внутри лодки сделали специальный герметичный контейнер.

Контейнер для перевозки тела

Заплыв

19-го апреля 1943 года тело Глиндора Майкла, наряженного майором Уильямом Мартином, запечатали в наполненный сухим льдом контейнер и погрузили на подводную лодку. Экипажу сказали, что это секретное оборудование, которое предстоит по пути установить у побережья Испании. Привычная к подобному команда не задавала лишних вопросов. 30 апреля в 4:30 утра «майора» с прикреплённым портфелем с документами опустили в воды Атлантики рядом с испанским берегом. Командир «Серафа» на прощание прочитал библейский псалом.

Уже в 9:30 «майора Мартина» нашли рыбаки и передали властям. Те известили британского консула Хасельдена. Перед ним стояла задача убедиться, что испанцы выпишут нужное свидетельство о смерти, а немецкие агенты уверятся, что это британский курьер, после чего быстро похоронить тело и создавать как можно больше шума вокруг документов. Чтобы придать истории ещё больше правдоподобности, британцы начали слать множество зашифрованных сообщений относительно «важных документов» всей агентурной сети в Испании.

С телом испанцы не подкачали. Двое врачей в присутствии Хасельдена выписали свидетельство о смерти в результате утопления.

Бедолага Майкл наконец-то упокоился — с воинскими почестями, в испанской земле, под могильной плитой на чужое имя.

Все документы испанцы забрали себе, однако не торопились их вскрывать и, тем более, делиться с немцами. Они лежали в Мадриде до тех пор, пока глава абвера Адмирал Канарис лично не нажал на испанских коллег.

11 мая Хасельден получил документы назад и сразу же отправил в Лондон. Специалисты секретной службы сообщили, что конверты с письмами несомненно вскрывались и запечатывались — но с великим искусством. И действительно, ещё 10 мая фотокопии всего, что было при «майоре Мартине» доставили в Берлин.

Конец игры

Немцы решили, что им конкретно повезло и они заполучили большой подарок. «Письмо генерала Ная» только подтвердило их опасения о высадке союзников в Греции.

9-го июля союзники высадились на Сицилии, но немцы ещё несколько недель полагали, что это не более чем отвлекающая высадка перед главным броском в Греции. Все сложные дезинформационные игры окупились.

Историю эту (правда без особых секретных подробностей) растиражировал в прессе сам Ивен Монтегю ещё в 50-е годы. Тогда же по ней сняли прекрасный фильм «Человек, которого не было»

Что касается тела Глиндора Майкла — оно так и лежит в Испании и считается британским воинским захоронением. В 1998 году на плите даже сделали приписку: «Глиндор Майкл, служивший как майор Уильям Мартин, морская пехота».

Будем надеяться, что душа его не слишком обиделась на британцев.