Железо

Кто кого: человек против танка

Поединок человека и танка начался более 100 лет назад. И он до сих пор смертельно опасен. Требует стальных нервов, дисциплины и постоянного улучшения тактики. Как и чем боролись с танками? Сейчас расскажем.
Алексей Тарасов
  • 26K
  • 25
  • 8
  • 140

Сумрачная германская противотанковость

Страной-изобретателем танка Германия не стала, а вот лидером по противотанковым вопросам — пришлось. Потребность бороться с чужими боевыми машинами появилась у кайзеровской армии намного раньше, чем собственные «панцеры».

В деле противостояния человека и танка немцы придумали и попробовали практически всё. А потому могут по праву считаться главной противотанковой страной XX века.

Многие их изобретения в области вооружений и тактики оказались крайне удачными, и после Первой мировой их быстро начали применять и развивать в других странах. Что-то в неизменном виде прошло Вторую мировую, а некоторые виды вооружений и приёмы дожили до 60-х, а то и до нашего времени.

Итак, что же может противопоставить танку человек или небольшая группа людей?

Очень глубокая яма и другие виды противотанковых препятствий

Пожалуй, самый очевидный способ противодействия — ямы. Бери лопату и копай ловушку на «крупного зверя». Правда, недостатков у такого приёма оказалось больше, чем достоинств.

«Бей лопатой по уязвимым местам…». Советская пропаганда очень благостно рисовала картины попадания танков в ямы-ловушки

Во-первых, пресловутый туман войны (или «туман неизвестности» — термин, обозначающий недостоверность или отсутствие данных о состоянии сил и занимаемых позиций на театре военных действий. — Прим.ред). Вы тратите сотни тысяч человеко-часов на рытьё противотанковых рвов и ловушек, а противник со своими бронемашинами появляется совершенно в другом месте.

Во-вторых, сами по себе инженерные заграждения совершенно бессмысленны без прикрытия. Их максимум — замедлить продвижение бронесил неприятеля, либо сделать их положение более уязвимым.

Недостатки выявились практически сразу. Например, в Сен-Миельской операции в сентябре 1918-го. Тогда противотанковая оборона кайзеровских войск строилась на четырёх составляющих: замаскированных ловушках, минах, полевой артиллерии и противотанковых ружьях. Из принявших участие в атаке 18 «шнайдеров», десяти «рено» и 30 «сен-шамонов» в замаскированную ловушку попал только один танк, да и тот выбрался из ямы собственными силами.

Одним из самых сумрачных противотанковых изобретений Первой мировой стали немецкие Tanksperre («Танковый барьер». — Прим. ред.). Эта война была временем расцвета заграждений из колючей проволоки — вот немцы и придумали «колючую проволоку» для танков.

«Танковые барьеры»

К мощным бетонным столбам цеплялись не менее мощные стальные тросы с крюками на одном из концов — на случай, если нужно будет пропустить свои войска. Неподалёку находились позиции пулемётчиков, которые защищали сооружение от вражеской пехоты. Считалось, что такие заграждения способны остановить даже тяжёлые танки. Но, как и «ловчие ямы», они ни на что существенно не повлияли.

Ну, а Вторая мировая фактически поставила крест как на пассивных способах борьбы, так и на «сплошных» оборонительных линиях — от Мажино до Зигфрида.

Пол Д. Харкинс — заместитель начальника штаба генерала Паттона назвал линию Зигфрида «величайшим памятником человеческой глупости». Сам Джордж Смит Паттон писал:

»…у меня больше не осталось даже тени сомнений в бессмысленности возведения такого рода сооружений. Только с одного из участков дороги, по которой и вдоль которой 76-я дивизия успешно развивала наступление, были видны пятнадцать дотов, не считая надолбов и противотанковых рвов. И все же эта дивизия, состоявшая преимущественно из зелёных новобранцев, преодолела все препятствия».

Одни из сохранившихся до наших дней столбов от «танкового барьера»

Внимание, мины!

Минные заграждения — куда лучшее средство борьбы с танками. Мины можно унести на себе, легче устанавливать и маскировать. А самодельное взрывное устройство можно — при должной квалификации — соорудить из боеприпаса любого типа. Именно так и поступали японцы на островах Борнео и Бугенвиль (на этих островах, среди прочего, в ходе войны на Тихом океане применялись танки. — Прим.ред.).

Правда, есть и обратная сторона: минное поле — так же, как и ямы, эскарпы или надолбы — нельзя «передвинуть».

Любые заграждения нужно дополнять противотанковым оружием. А для минирования, разминирования или создания эффективных самодельных взрывных устройств квалификация солдат должна быть повыше, чем просто умение махать лопатой.

Японцы в итоге пришли к изготовлению СВУ (самодельных взрывных устройств). И не от хорошей жизни, а потому что «посыпалась» их система снабжения на тихоокеанском театре военных действий. Настоящих, изготовленных на заводе мин, как и противотанковых пушек, попросту не хватало.

«Связку» минных полей и противотанковой артиллерии метко охарактеризовал австралийский военный инженер майор Янг: «Противотанковое минное поле — это паучья сеть, противотанковая артиллерия — смертельно опасный паук».

«Американская атака отражается храбрыми защитниками острова Лейте». На заднем плане виден храбрый защитник с мечом и ещё один — бегущий к транспортёру LVT с мешком взрывчатки, 1945 год. (Автор: Ёдзусиро Тэраути)

Но чтобы минные поля были действительно эффективны, нужно точно знать, где пойдут танки, или «засеивать» территорию невероятным количеством мин. И это, пожалуй, самый главный недостаток данного вида оружия.

Союзники во время Второй мировой считали достаточной плотность в одну мину на 1 ярд (0,91 м. — Прим. ред.) фронта, а это примерно тонна мин типа Mk 7 на жалкие 70 метров. В Курской битве плотность противотанковых минных заграждений составляла до 1500 мин на один километр фронта.

Получается, мина не может быть «индивидуальным» противотанковым оружием? Ещё как может.

Доски, палки и прочая жесть

«Основным средством боя для группы истребителей танков являются Т-мины. Т-мина прикрепляется к загнутому вперёд и вверх куску жести, который, в свою очередь, прикрепляется к палке длиною примерно 4 м».

Звучит архаично, как будто речь об отсталой африканской стране. Но нет. Такие приёмы использовали немцы — это отрывок из наставления к действию групп истребителей танков от июня 1942 года.

Противотанковые мины — их же изобретение времён Первой мировой. К началу Второй мировой в Германии усовершенствовали и боеприпасы, и тактику, придумав массу оригинальных приёмов. Впрочем, и другие страны от них не отставали.

Мины на верёвке и мины на доске

Большинство способов требовало от солдат жёсткой дисциплины и стальных нервов. Но инструкции не требовали невозможного. Во-первых, бронемашины рекомендовалось уничтожать огнём артиллерии, и только в случае, если «становилось ясно, что огонь безрезультатен или не ведёт к полному успеху», в бой вступали истребители танков c минами на верёвочках. Во-вторых, мины не рассматривались в качестве «убийц танков». Их главной задачей было обездвижить или повредить вражескую боевую машину.

Приём с подкладыванием мин на пути наступающих танков использовали и советские войска. Например, во время Курской битвы выделялись специальные отряды сапёров, задачей которых было минирование путей выдвижения вражеских боевых единиц, как только выяснялось, где именно враг намерен наступать.

Но что делать, если мин под рукой нет?

Гранаты и предшественники Индианы Джонса

Если нет мин и артиллерии, то придётся использовать гранаты, подрывные заряды, канистры и бутылки с зажигательной смесью. И вообще всё горючее и взрывоопасное, что есть под рукой.

Минус такого оружия в том, что применяется оно с очень близких дистанций. К тому же, вражеские танкисты могут и не дать шанс метнуть в них гранату — притормозят метрах в 50 и спокойно дождутся своей пехоты, либо подавят сопротивление из пулемётов. Но если уж повезло, и к танку противника удалось подобраться вплотную — любые средства хороши.

Например, солдату предлагается вскочить на движущийся танк, сломать сетку над МТО с помощью топора и забросить внутрь гранату.

Приведённый выше метод в графическом отображении

Существует история, не подтверждённая документально, но очень уж красивая. Таким образом немецких штурмовиков-штосструппен Первой мировой якобы учили уничтожать британские «ромбики»: солдату нужно было пропустить вражеский танк или обежать его сзади, уцепиться рукой за гусеницу, доехать на ней до крыши. А затем швырнуть связку гранат в открытый люк и успеть спрыгнуть.

Всё примерно как в «Индиане Джонсе», только без кнута и шляпы.

Учитывая некоторую «отмороженность» штурмовиков Великой войны, в байку вполне можно поверить.

Безумный Бернгард и огнемёты

А вот другой факт вполне подтверждается. На фото — испытания, которые проводились 12 февраля 1918 года майором Бернгардом Реддеманном. Они выявили, что при обстреле тяжёлого танка Mark IV из огнемёта воспламеняются масло и остатки топлива на корпусе, после чего из боевого отделения быстро «высасывается» кислород.

Ирония в том, что до Первой мировой Бернгард Реддеманн служил пожарным в Позене, а в годы войны командовал огнемётными частями.

Во время обстрела он лично сидел в танке и после того, как машина загорелась и кислород начал вытягиваться, вынужден был «поспешно эвакуироваться».

Испытывали огнемёт не просто так — их действительно применяли против танков. Условия позволяли: британские и французские машины были медленными, поэтому пехотинцы успевали за ними даже несмотря на солидный вес огнемёта (31-24 кг) и перепаханные поля сражений.

Ранцевый огнемёт как противотанковое средство использовался и во время Второй мировой — правда, в основном против обездвиженных машин.


«За кадром» сознательно оставлены противотанковая артиллерия, ружья, гранатомёты и ПТРК. Они, несомненно, интересны с точки зрения применения и тактики и заслуживают отдельного рассказа. О них — в следующий раз.

Hoвости СМИ2
Подписки в соцсетях